«Диалог Фай Родис и Серых Ангелов о терроре и революции»» (Ефремов «Час Быка»)

В подземелье, оглядываясь, вошли восемь человек с суровыми даже

для неулыбчивых тормансиан лицами, в темно-синих плащах, свободно

накинутых на плечи.

Архитектор хотел было подвести их к Родис, но шедший впереди

небрежно отстранил Гахдена.

— Ты владычица земных пришельцев?.. Мы пришли благодарить тебя

за аппараты, о которых мы мечтали тысячелетия. Многие века мы

скрывались и бездействовали, а теперь можем вернуться к борьбе.

Фай Родис посмотрела на твердые лица вошедших — они дышали волей

и умом. Они не носили никаких украшений или знаков, одежда их, за

исключением плащей, надетых, очевидно, для ночного странствия, ничем

не отличалась от обычной одежды средних «джи». Только у каждого на

большом пальце правой руки было широкое кольцо из платины.

— Яд? — спросила Родис у предводителя, жестом приглашая садиться

и показывая на кольцо.

Тот приподнял бровь, совсем как Чойо Чагас, и жесткая усмешка

едва тронула его губы.

— Последнее рукопожатие смерти — для тех, на кого падет наш

выбор.

— Откуда пошло название вашего общества? — спросила Родис.

— Неизвестно. На этот счет не осталось никаких преданий. Так мы

назывались с самого основания, то есть с момента нашего появления на

планете Ян-Ях с Белых Звезд или с Земли, как утверждаете вы.

— Я так и знала. Наименование вашего общества глубже по смыслу и

куда древнее, чем вы думаете. В Темные Века на Земле родилась легенда

о великом сражении Бога и Сатаны, добра и зла, неба и ада. На стороне

Бога бились белые ангелы, на стороне Сатаны — черные. Весь мир был

расколот надвое до тех пор, пока Сатана с его черным воинством не был

побежден и низвергнут в ад. Но были ангелы не белые и не черные, а

серые, которые остались сами по себе, никому не подчиняясь и не

сражаясь ни на чьей стороне. Их отвергло небо и не принял ад, и с той

поры они навсегда остались между раем и адом, то есть на Земле.

Угрюмые пришельцы слушали с загоревшимися глазами: легенда им

понравилась.

— Имя «Серых Ангелов» приняло тайное общество, боровшееся со

зверствами инквизиции в Темные Века, одинаково против зла «черных»

слуг Господа и невмешательства, равнодушия «добрых белых». Я думаю,

что вы и есть наследники ваших земных братьев.

— Поразительно! — сказал предводитель «Серых Ангелов».- Это

придает нам еще больше уверенности.

— В чем? — неожиданно резко спросила Фай Родис.

— В необходимости террора, в переходе от единичных действий к

массовому истреблению вредоносных людей, которые необычайно

размножились в последнее время!

— Нельзя уничтожать зло механически. Никто не может сразу

разобраться в оборотной стороне действия. Надо балансировать борьбу

так, чтобы от столкновения противоположностей возникало движение к

счастью, восхождение к добру. Иначе вы потеряете путеводную нить. Сами

видите, прошли тысячелетия, а на вашей планете по-прежнему

несправедливость и угнетение, миллионы людей живут ничтожно краткой

жизнью. На нашей общей родине в старину почему-то никто никогда,

повторяю — никогда не уничтожал истинных преступников, по чьей воле (и

только по ней!) разрушали прекрасное, убивали доброе, грабили и

разбрасывали полезное. Убийцы Добра и Красоты всегда оставались жить и

продолжали свою мерзкую деятельность, а подобные вам мстители

предавали смерти совсем не тех, кого следовало.

Искоренять вредоносных людей можно с очень точным прицелом,

иначе вы будете бороться с призраками. Ложь и беззаконие создают на

каждом шагу новые призраки преступлений, материальных богатств и

опасностей. На Земле нарастание таких призраков не было своевременно

учтено, и человечество, борясь с ними, лишь укрепляло их

психологическое воздействие. Мы всегда помним, что действие равно

противодействию, и соблюдаем равновесие. А у вас слепые нападения

вызовут рост страдания народа, углубление инферно. В этом случае вы

сами должны быть уничтожены. — Так вы считаете нас ненужными? — последовал грозный вопрос.

— Более того — вредными, если вы не искорените главные источники

зла, то есть, как в древности говорили охотники, не станете бить по

убойным местам олигархии. Но это только один шаг вперед. Он бесполезен

без второго и третьего. Недаром святилище это называется именем Трех

Шагов.

Родис остановилась, внимательно смотря на предводителя «Серых

Ангелов».

— Продолжайте,- тихо сказал он,- ведь мы пришли выслушать ваши

советы. Поверьте, у нас нет иной цели, как облегчить участь народа,

сделав счастливее родную планету.

— Я верю вам и в вас,- сказала Родис.- Но согласитесь: если на

планете царствует беззаконие и вы хотите установить закон, то вы

должны быть не менее могучи, пусть с незаметной, теневой стороны

жизни, чем олицетворяющее беззаконие олигархическое государство.

Неустойчивость плохо устроенного общества, по существу, состоит в том,

что оно всегда на краю глубокой пропасти инферно и при малейшем

потрясении валится вниз, к векам Голода и Убийства. Полная аналогия с

подъемом на крутую гору, только здесь вместо силы тяжести действуют

первобытные инстинкты людей. Так и вы, если не обеспечите людям

большего достоинства, знания и здоровья, то переведете их из одного

вида инферно в другой, скорее худший, так как любое изменение

структуры потребует дополнительных сил. А откуда взять эти силы, как

не от народа, уменьшая его и без того скудный достаток, увеличивая

тяготы и горе!

— Но мы тонем в бедности! Значит, нам никогда не сдвинуться с

места, не достичь объединения, чтобы противостоять активной

разлагающей мощи подкупа, демагогии и веры в фетиши.

— А вы помните, что мощь эта на самом низком уровне, на дне

общественной постройки. Подняться над этим уровнем — значит одолеть ее

и помогать другим.

— Бедность бывает разная, и материальная бедность планеты Ян-Ях

еще не гибельна. Потому что она найдет выход в духовном богатстве. Но

для этого нужна основа — библиотеки, музеи, картинные галереи,

скульптуры, прекрасные здания, хорошая музыка, танцы, песни. И

пресловутое неравенство распределения материальных вещей не последняя

беда, если только правители не стараются сохранить свое положение

через духовную нищету народа. Великие реформаторы общества Земли

прежде всего учили беречь психическое богатство человека. Сберечь его

можно лишь в действии, в активной борьбе со злом и в помощи собратьям,

иными словами — в неустанном труде. Борьба же вовсе не обязательно

требует уничтожения. В борьбе следует применять свои особые средства,

но лишь допустимые для пути Добра, без лжи, мучения, убийства и

озлобления. Иначе победа будет для народа означать лишь смену

угнетателей.

— Какой пример вы сможете назвать?

— На низком уровне — химические средства страха, слез и

невыносимого запаха. Для уничтожения записей и доносов — зажигательные

устройства. При прямом столкновении — парализаторные средства,

пугающие инфразвуки, гипнотические очки и тому подобное оружие

индивидуальной защиты от личного преследования. На высшем уровне —

высокоразвитая психическая сила, распознавание мерзавцев, внушение,

чтение эмоций.

Есть величайший фактор отражения, отбрасывания в психологическом

плане, и он доступен каждому человеку, разумеется при соответствующей

тренировке. То, что считается у вас магнетическими, колдовскими

силами, давно применяется нами даже в детских играх «исчезновения» и

«ухода в зазеркалье». Для того чтобы высшие силы человека ввести в

действие, нужна длительная подготовка, точно такая же, какую проходят

художники, готовясь к творчеству, к высшему полету своей души, когда

приходят, как будто извне, великое интуитивное понимание. И здесь тоже

три шага: отрешение, сосредоточение и явление познания.

— А как вы думаете, владычица землян, на Ян-Ях народ намеренно

удерживают на низком духовном уровне? — спросил предводитель.

— Мне кажется — да!

— Тогда мы начинаем действовать! Как бы ни охраняли себя владыки

и «змееносцы», они не спасутся. Мы отравим воду, которую они пьют из

особых водопроводов, распылим в воздухе их жилищ бактерии и

радиоактивный яд, насытим вредоносными, медленно действующими

веществами их пищу. Тысячи лет они набирали свою охрану из самых

темных людей. Теперь это невозможно, и «джи» проникают в их крепости.

— Ну и что? Если народ не поймет ваших целей, вы сами станете

олигархами. Но ведь вам не это нужно?

— Ни в коем случае!

— Тогда подготовьте понятную всем программу действий, а главное

— создайте справедливые законы. Законы не для охраны власти,

собственности или привилегий, а для соблюдения чести, достоинства и

для умножения духовного богатства каждого человека. С законов

начинайте создание Трех Шагов к настоящему обществу: закона, истинно

общественного мнения, веры людей в себя. Сделайте эти три шага — и вы

создадите лестницу из инферно.

— Но это же не террор!

— Конечно. Это революция. Но в ней «Серые Ангелы», если они

подготовлены, могут держать в страхе вершителей беззакония. Но без

общего дела, без союза «джи» и «кжи» вы превратитесь в кучку

олигархов. И только! С течением времени вы неизбежно отойдете от

прежних принципов, ибо общество высшего, коммунистического порядка

может существовать только как слитный поток, непрерывно изменяющийся,

устремляясь вперед, вдаль, ввысь, а не как отдельные части с

окаменелыми привилегированными прослойками.

Предводитель «Серых Ангелов» поднял ладони к воскам и поклонился

Родис:

— Здесь надо еще много думать, но я вижу свет.

Завернувшись в плащи, «Серые Ангелы» удалились в сопровождении

Таэля.