Н. Смирнов "О снах и богах" (фрагмент — художественная иллюстрация взаимодействия энергий во Вселенной)

«Они шли навстречу друг другу, окружённые пьяным блеском расшитого хрустальными нитями прошедшего недавно дождя воздуха. Воздуха было много, он не вмещался в синюю бездну и распирал лёгкие напряжённым дыханием, он не давал парящему в этой бездне кондору размеренности и постоянства опуститься ниже и схватить намеченную жертву, выталкивая его в стратосферу.

От этого ещё удивительней казалось их упругое устремлённое д в и ж е н и е навстречу, оно не подчинялось частным законам этого мира, но включало их как лёгкий шум прибоя в невыразимо необъятные гармонии их плавно-текучих состояний. Они были богами и от каждого исходили концентрические круги ощутимо-плотной ауры, по мере сближения всё более сгущающейся и тяжелеющей оранжевыми электрическими разрядами.

Это были боги, боги, боги… От их вздохов гасли звёзды, упругие их жесты ввергали галактику в торопливый спиральный танец, а в такт их убыстряющемуся тяжкому пульсу сжимались и разжимались квазары и чёрные дыры, в судорожном предвечном оргазме источая и вбирая одну за другой вечности неоплодотворённой материи.

Они соприкоснулись аурами, как люди соприкасаются телами, и тяжёлый тропический аромат сплавился с северным сиянием в льдисто-жаркую полифонию вихревых вибраций, закачавших деревья и изменивших на мгновение очертания недалёких гор. Их воли, желания, мысли и эмоции в едином устремлении заиграли всеми цветами радуги и зазвучали звуками земли и неба, отражаясь во взглядах их, излучавших пронзительную бархатную лазерность.

Они были богами… Боги кружились неторопливо и вкрадчиво, не спеша сходиться, словно очерчивая границы магического круга, внутри которого время должно было приостановить для них свой неотвратимый ход. Ауры их всё больше сливались в единый вихрь без звука и запаха, от которого закладывало уши и темнело в глазах.

Тамас и Шакти. Инь и Ян. Йони и Лингам…

Слои их многоуровневых полей перепластовывались друг с другом, а их жажда близости отменяла закон аннигиляции. Боги шли по кругу напротив друг друга, а их глаза, источающие сплетающееся разноцветное сияние, глотали и черпали столь разную и непохожую по структуре и ритмической организации энергетику друг друга, наполнялись новыми нюансами узнавания и понимания.

Сама Истина стянулась волнистым лезвием, выкованным из предутренней росы, огненной лавы, пения соловья и лунного света…

…И пошла так стремительно своей танцующей походкой, что Он уже не поспевал за Ней, и вселенная Его души надрывалась янтарно-голубыми слезами туманностей, а время стало неудержимо принимать замкнуто-сферическое, инфернальное состояние.

А Она долго шла, иногда окликая Его. Но Он не откликался, а Она, поглощённая игрой взаимодействий своей водопадно-вулканической асимметричности с тысячелепестковым лотосом веера реальностей, шла, не останавливаясь, и превращала в первородный хаос встречающиеся гармонии отражений порядка.

Он в это время шёл далеко позади, странным образом совмещая ведомое и ведущее положение. Он тоже был увлечён хаосом, ибо знал, что это источник бесконечных вариаций для творчества. И Он воссоздавал всё заново, творя новые формы и содержания. Потом ему стало казаться, что Она разрушает то, что Он восстанавливал, мир вокруг Них уплотнился, и Они осознали Себя всё так же идущими по кругу вселенского цикла.

Он на мгновение ощутил себя муравьём, впаянным в янтарь, когда догадался, что вступил в игру с великим игроком – Шивой-Разрушителем. А Она – всего лишь проекция аспекта игрока на его субъективное семантическое пространство. Но почти сразу пришло осознание собственной многомерности, уравновешивающее их положение и вновь потянувшее к слиянию их божественных атрибутов…»

One Comment

  1. Pingback: Планета Людей » "Цветомузыкальный аспект Вселенной в творчестве космистов. Философские параллели в творчестве А.Н. Скрябина и И.А. Ефр

Comments are closed.