Красноармеец П.Ф. Сухов. Битва в умах продолжается.

Побывав на Алтае и увидев мемориальную доску на месте боя красногвардейского отряда П.Ф. Сухова с белогвардейцами 10 августа 1918 года, мы задались вопросом, имеет ли этот товарищ Сухов отношение к знаменитому персонажу фильма «Белое солнце пустыни» и провели небольшое историческое расследование. Вот ссылки и фрагменты нескольких найденных фактов.

Википедия о красноармейце Сухове.

Версия о прообразе товарища Сухова из газеты «Факты и комментарии».

Еще одна версия прообраза товарища Сухова из блога Михаила Матвеева.

А вот небольшой фрагмент дискуссии на форуме Алтайского края, история Солонешского района.

«…Только в библиотеке старейшего в Сибири Алтайского краевого музея удалось отыскать небольшую книжицу, посвященную «героическим подвигам» П. Сухова. Из нее мы узнаем, что будущий красный командир вовсе не пролетарского происхождения, а из семьи зажиточных служащих уральских заводов. Учеба и примерное поведение шли не впрок. За постоянную неуспеваемость Петю отчислили из гимназии, а у его родителей начались большие проблемы с полицией, которая взяла сына на учет за связь с криминальными группировками и распространение запрещенной литературы. Конфликт в семье достиг такого напряжения, что, в конце концов, родители выгнали юношу из дома, и он завербовался на работу в Кузнецк на Кольчугинские рудники. Дальнейшие «народные университеты» Петр Сухов прошел среди кольчугинских шахтеров, где отличился относительной образованностью и боевым характером.

В это же время в Сибири развернулись грозные события. 25 мая 1918 г. Реввоенсоветом республики издан приказ о полном разоружении чехословацких войск, двигавшихся по железнодорожным магистралям России на восток к Тихому океану, для отправки на запад. Но чешский временный комитет, выбранный в Челябинске 20 мая, отдал распоряжение о вооруженном выступлении против советской власти. В этот же день ими был захвачен Мариинск. 26 мая они заняли города Челябинск, Новониколаевск, ст. Барабинск и др. 29-31 мая чехословацкие части с боями взяли города Канск, Пензу, Сызрань, Петропавловск, Томск, ст. Тайга.

31 мая Западно-Сибирский военно-оперативный штаб опубликовал приказ «Всем начальникам советских войск, советским учреждениям, военным и советским комиссарам, начальникам станций и разведок по Омской железной дороге» о борьбе с белогвардейскими бандами, захватившими власть в Сибири. Военные части красногвардейцев под натиском белых метались от Томска до Новониколаевска, к Барнаулу. 15 июня после упорных боев отрядов красной гвардии с белогвардейскими войсками оставлен Барнаул. Остатки красноармейских частей, собранных в сводный отряд под командованием Петра Сухова, со станции Алейская выступили через Кулундинскую степь по направлению к Омску. 20 июня белогвардейцами взят Бийск.

2 июля в Барнауле ликвидированы все «большевистские органы».

4-6 июля Временное сибирское белогвардейское правительство отменило все декреты советской власти, запретило митинги, собрания и демонстрации трудящихся и провозгласило государственную независимость Сибири.

Между тем Омск уже находился в руках Белой гвардии. После неудачного боя на ст. Марьяновка Омский военно-революционный штаб принял решение об отходе из города. Красные оставили город и на пароходах двинулись вниз по Иртышу.

Отряд П. Сухова потерял связь и оказался в полном окружении вра¬гами. Мелкие разрозненные группы красноармейцев сдавали оружие, разбредались по домам, прятались в укромных местах. Многие из них впоследствии были уничтожены зажиточными крестьянами в деревнях или отданы на расправу белогвардейцам.

Сухову и его бойцам надеяться на пощаду не приходилось. Крови с обеих сторон было пролито много. В отряде начались брожения, но костяк отряда, состоящий в основном из рабочих Кольчугинских копий, принял решение с боями пробиваться на соединение с красной гвардией.

По предложению товарища Цаплина командующим всеми вооруженными силами Алтайской губернии (не беда, что вся губерния в руках белой армии) был избран Петр Федорович Сухов, а начальником штаба — Дмитрий Григорьевич Сулим. Весь отряд Сухова был разбит на четыре отдельных отряда. Так легче было просочиться через заставы белых. Командиром первого барнаульского отряда был избран И. Долгих, второго железнодорожного отряда — Пьянников, третьего коммунистического — Бойцов, четвертого интернационального — мадьяр Побожний. П. Сухову оставался только один путь — на юг, через Горный Алтай, Китай на соединение с частями Красной армии Туркестанского фронта. Здесь не было крупных сил противника, а у местного населения можно было реквизировать коней и питание. В течение двух месяцев в постоянных стычках с местным населением, насаждая, где только возможно из бедняков органы советской власти, степями Кулунды в сторону Китая, теряя бойцов и громя внезапными ударами группировки белых, отряд Сухова, побывав в Солоновке, прошел через деревни Мельниково, Токарево, пересек линию Алтайской железной дороги возле станции Поспелиха и двинулся дальше на Белоглазово, Звонорево, Комариху, Камышинку, Н-Шипуново, Чайное — в горы Алтая. Белогвардейцы собирали силы и зорко следили за продвижением отряда. Для его уничтожения к станции Поспелиха был направлен казачий отряд полковника Волкова, того самого Волкова, который впоследствии оказал столь незаменимую услугу адмиралу Колчаку по свержению Сибирской директории. Волков, получив высокое назначение командующего юго-восточным фронтом, не замедлил издать свой первый приказ начальникам гарнизонов Бийска, Барнаула, Камня, Славгорода, Усть-Каменогорска об объявлении линии железной дороги и прилегающей территории на военном положении, но отряд Сухова был уже далеко за линией дороги и продвигался к горам Алтая.

К этому времени другой приказ по Сибирскому казачьему войску генерал-майора Ефтина о мобилизации казаков в станицах Чарышской, Антоньевской и др. — нарядов 1915-1916 годов и 1917-1918 годов. Обнаружив отряд Сухова силою 700-800 штыков, местные казачьи сотни, не дожидаясь, пока подойдут войска полковника Волкова, стали оттеснять красногвардейцев от лесных массивов и деревень, затрудняя их продвижение. Теперь отряду коней, подводы и пропитание приходилось брать грубой силой и кровопролитием. Останавливаться на ночевки в селах стало опасно.

С трудом и большим напряжением сия красногвардейцы Сухова выбрались из гор на Уйманский тракт и поспешили в сторону Кашанды, не зная, что там их поджидает прибывший из Улалы отряд белых под командой поручика Любимцева. Привлекая местное казачество и возмущенное произволом красногвардейцев местное население, Любимцев устроил недалеко от Тюнгура две засады: одну в самом узком месте, при впадении в Катунь небольшой горной речушки Деты-Кочко, и другую — на правом берегу Катуни, у заимки Туралдинки. В каждой засаде поставили по пулемету. Первая засада должна была остановить продвижение отряда вперед, вторая — отрезать обратный путь в Тюнгур. Кроме того, в самом Тюнгуре был скрыт отряд из местного населения в четыреста ружей. Пройдя Тюнгур и не заметив опасности, отряд Сухова спокойно продвигался по самому узкому месту вдоль реки под крутизной горы Войды. Казаки хорошо знали военное дело, загнав красногвардейцев в ловушку. Самое страшное, что они не видели врага, не знали его численности и не имели возможности оказать сопротивление. В течение дня суховский отряд терял бойцов в судорожных поисках какого-либо укрытия. С наступлением сумерек остатки отряда вразброд начали подниматься по склонам горы и прятаться по кедрачам. Слабосильные и раненые, не способные подняться в гору утром были выловлены вооруженными отрядами из местного населения и подоспевшими казаками полковника Волкова. Остатки суховцев, измученные многодневной голодовкой и бессонницей, спускались с гор в деревни. Здесь их ловили, разоружали, раздевали, избивали и тащили в штаб белогвардейцев. Там их ожидала только смерть.

На четвертый день братьями Кудрявцевыми был пойман сам командир Сухов. Остается неясным современным исследователям, каким образом ему удалось в условиях полного окружения отряда сохранить себя и скрываться несколько дней от преследования. Среди местного населения до сих пор бытуют рассказы о том, что в обозе Петра Сухова хранилось много всякого добра: и серебро, и золото, и ценные вещи, реквизированные отрядом в ходе двухмесячного перехода у зажиточных людей. Якобы «добришка… казаки хапнули достатком», когда захватили обоз. Но документальных свидетельств нами не обнаружено. Известно, что после разгрома отряда Петра Сухова был уничтожен разведывательный отряд Сулима. Весь путь от Тележихи до Тюнгура — это кладбище красногвардейцев из отряда Сухова. 140 мужчин и 4 женщины захоронены в братской могиле. Нет ни одного села, где бы не было замучено или расстреляно 5-10 или 20 красногвардейцев. В Сибирячихе — 10 человек, в Тележихе — 3, в Топольном — несколько могил. В них человек 40. В Черном Ануе —20 человек. Но никто не фиксировал, сколько суховцами погублено местного населения, сколько казаков убито в боевых стычках. В этом и состоит трагедия Гражданской войны, когда брат убивает брата, а соотечественники уничтожают безжалостно друг друга. Только в памяти, могилах и на памятниках имена бойцов победившей силы, тех, кто остался верным присяге, кто не принял веяний мирового интернационала. Пропал без вести, без памяти без славы.

Только сегодня начинаем мы говорить о реальной исторической правде, о необходимости воссоздания реалий Гражданской войны, коллективизации и индустриализации страны. За всем этим гигантские человеческие жертвы, произвол властьпредержащих, пренебрежение главной ценностью — жизнью человека.

В 1936 г. по следам отряда Петра Сухого прошла экспедиция, организованная краевым комитетом партии. Она провела большую работу по прос¬лавлению «героических подвигов» отряда, по созданию идеологических мифов. В то время такая работа была особенно важна, потому что еще живы были многие свидетели и прямые участники кровавых событий Гражданской войны, в том числе и те, кто сопротивлялся советской власти. Сегодня у многих возникает горячее желание воздать «должное по заслугам» тем «героям», на которых лежит кровь людей, пролитая во благо «светлых идей «всеобщего братства».