Моя профессия сталкер

Тарковский-сталкер

Я называю себя сталкером. Этот образ жил во мне всегда, но проявлен в моем сознании был фильмом Андрея Тарковского, который я посмотрела в конце 70-х.  Многие из нас тогда узнали себя в образе главного героя. Сначала мы увидели себя, а затем стали видеть друг друга. Тогда всё было очень грустно.

«Что касается идеи «Сталкера», то её нельзя вербально сформулировать. Говорю тебе лично: это трагедия человека, который хочет верить, хочет заставить себя и других во что-то верить. Для этого он ходит в Зону. Понимаешь? В насквозь прагматическом мире он хочет заставить кого-то во что-то поверить, но у него ничего не получается. Он никому не нужен, и это место — Зона — тоже никому не нужно. То есть, фильм о победе материализма…», — говорил кому-то Андрей Тарковский.

Сейчас что-то едва заметно меняется. Сталкеры по-прежнему изгои, но о победе материализма мы уже не говорим с такой уверенностью.

Можно сказать, что есть две разновидности сталкеров: оседлые и странствующие. Это разделение есть только вовне, потому что внутри себя сталкер всегда странствует. Это его суть — устремляться в неведомое. Иногда его просят проводить туда кого-то. Одни сталкеры делают это неутомимо и с радостью, другие с грустью и как бы вынужденно. Это тоже условное разделение, потому что любой сталкер живет только тогда, когда ведет кого-то в свой незримый, таинственный мир. Он как бы видит его заново, каждый раз, открывая его кому-то. Видит глазами своего спутника, проживая вместе с ним боль и восторг открывающегося и преображающего чуда. Он всегда оберегает этот мир, и все же открывает свою зону для других. Больше всего на свете он хочет уйти туда навсегда, но он — странник, он — сказитель, он — проводник, поэтому он всегда возвращается к людям. Они есть его самая глубокая рана и самое необъяснимое счастье. И при этом, высшая цель сталкера — свобода. Будучи магнитно связанным с людьми, он может достичь этой свободы только внутри себя. Каждый раз, возвращаясь из зоны, он мучительно болеет, потому что она прорастает в нем, и он все больше ощущает ее в себе. Она растворяет и заменяет собой его личность, распиная его между собой и миром. И в какой-то момент сделать выбор между зоной и людьми сталкер больше не может. И тогда он становится зоной, тем миром, в который всегда устремлялось его сердце. В этот момент приходит истинное спокойствие внутреннего единства. И только малая подвижная часть этого океана продолжает трудиться и странствовать между мирами, все еще называя себя сталкером…

Я называю себя сталкером. И мир, в который я вожу людей, есть мир Культуры, Космоса, Эволюции, Этики, Физики Материи и Духа, Общины, Будущего, Надземного. И это всегда мир ускользающей и не прощающей ошибок Тайны…

Акиан Крамарик «Поиск истины»