Е. Егорова "Материальна ли мысль — вот в чем вопрос?" (продолжение)

Итак, для тех, кто экспериментирует и пытается понять новое, не дожидаясь научных данных — продолжение нашего размышления о материальности мысли.

Есть ли разница для мыслителя, передается импульс по единой субстанции с помощью материального носителя или перескакивает из одной системы в другую, будучи нематериальной, информационной субстанцией, но производящей определенные изменения в реальности?

На первый взгляд, кажется, что нет. Главное — следствие воздействия, а не его передаточный механизм. Если идея, проект здания материализуется в само здание — то зачем нам доказывать, что идея есть тонко-материальная сущность, которая заложена в основу построенного объекта и определяет течение его жизни? Есть материальный продукт нематериальной мысли — и все! И жизнь его будет зависеть вовсе не от идеи, а от того, насколько правильно составлен проект, подобраны материалы, и насколько добросовестно работали строители. Но какие разные судьбы бывают у однотипно построенных зданий…

«Если бы наука обладала знанием единства хотя бы только жизненных и физико-химических явлений, она могла бы создавать живые организмы. В этом утверждении нет ничего чрезмерного. Мы строим машины и аппараты гораздо более сложные, чем простой одноклеточный организм. И однако же организм мы построить не можем. Это значит, что в живом организме есть что-то такое, чего нет в безжизненной машине. В живой клетке есть что-то, чего нет в мертвой…» П.Д. Успенский.

Не над этим ли всю свою жизнь работал В.И. Вернадский, назвав необычный предмет своего исследования «живое вещество»?

Для того, чтобы нам лучше понять, какая разница между влиянием на нас материальной и нематериальной субстанции, и нужно ли нам вообще, чтобы мысль оказалась физической величиной — проследим это влияние на конкретном примере.

Возьмем представителей двух разных мировоззрений: материалистического (в котором мысль есть нематериальный продукт сознания — «одиночное действие ума» по Далю) и широко-материалистического (в котором мысль, соответственно, попадает в разряд тонко-материальных субстанций или видов энергии). Пусть каждый из них производит определенное изменение в ситуации (масштаб любой) с помощью информации. По мнению одного она будет передаваться с помощью формирования определенных образов и смыслов в сознании передающих, а по мнению другого она будет передаваться, как вид энергии, а значит будет взаимодействовать с соответствующими энергиями внутри перцепиента (человека, принимающего мысль). Механизм и его разница нам понятна.

Какие препятствия встретит каждый метод?

Первый будет зависеть от способности у передаточного звена распознавания информации и перевода ее в свою систему образов. Здесь важен не столько уровень сознания, сколько наличие базовых смысловых элементов, способных выстроиться в цепочку принятия и передачи информации дальше. Если какие-то из этих элементов отсутствуют, или недостаточно развита способность к анализу, сопоставлению и логическому усвоению информации — цепочка или будет нарушена, или потерпит серьезные искажения. Если преобразование ситуации зависит от смысла передаваемой информации (а это было начальным условием нашей задачи), то любые серьезные искажения могут или задержать, или увести процесс в нежелательную сторону.

Второй аналогично будет зависеть от энергетической организации передаточного звена, от способности восприятия, ассимиляции и передачи преобразованной энергии. Неправильно преобразованная энергия понесет по цепочке искажения, которые также могут поставить под угрозу выполнение задачи.

Тогда какая нам разница? Чтобы это понять, нужно решить один единственный вопрос: какой степенью обективности прохожения процесса обеспечен каждый из методов. То есть, подкреплен ли каждый из них механизмом естественной самоорганизации, который сможет поддержать продолжение процесса в случае неосознания задачи одним из звеньев. Здесь ответ прост: нематериальная субстанция не пройдет через неосознающее звено, так как в данном случае роль носителя выполняет ассимиляция информации; энергетическая субстанция пройдет в силу физических свойств распространения энергии в пригодной для этого среде — ей наша осознанность не обязательна.

Для наглядности и простоты скажем: вам очень нужно быстро и результативно успокоить человека, от которого зависит важное дело. У вас нет возможности подойти к этому человеку и сказать ему хотя бы одно ободряющее слово, в которое вы могли бы вложить всю силу вашего доброго отношения и желания помочь. Если мысль — это энергия, то ваш искренний порыв создаст ток, направленный к соответствующему плану энергий этого человека, и произведет нужный успокаивающий эффект. Если мысль — это акт сознания — вам не сформировать дистанционно в мозгу и душе этого человека образ, который произведет на него успокаивающее действие. Вот и вся разница.

Есть ток — нет тока. Основа мироздания.

И теперь нам остается найти примеры дистанционного воздействия мыслью на объект (любой), чтобы понять, что у нас есть (или нет) основания для предположения материальности мысли.

Возьмем три примера: реально существующий и изученный (относительно хорошо) — гипноз, мифологически-реальный (по степени научного доверия и изученности) — терафим и условно-существующую аномалию (редкость проявления и ускользающая немассовость научного изучения) — телекинез. Во всех трех случаях нас будет интересовать принцип приложения «нематериальной» субстанции мысли (или другой энергии) к соответствующей субстанции (уровню) дистанционно расположенного объекта.

На гипнозе практически невозможно продемонстрировать приложение предполагаемой энергии мысли, так как воздействующий постоянно держит пациента под речевым контролем. Мы могли бы предположить искомое, если бы сеанс гипноза проводился дистанционно, и пациент или не видел при молчаливом воздействии, или не слышал при вербальном воздействии гипнотизера. Единственной зацепкой без достаточной компетентности в данном вопросе может быть сведение, что изначально гипнотизер назывался магнетизёр, то есть человек, применяющий магнитное воздействие. Но зацепка слабая. Это вполне возможно приписать ошибочным представлениям людей того времени о природе мысли.

Эзотерические источники скажут нам по вопросу внушения, что человек, обладающий даром настоящего воздействия (в противовес возможности обучиться) редко смотрит в глаза тому, кому он отдает мысленный приказ. Наоборот, предпочтительнее отсутствие зрительного контакта. То есть, в этих источниках материальность прилагаемой субстанции не рассматривается, а подразумеватся по-умолчанию, и указывается только разница в выборе способа ее приложения. Это может быть прикосновение руки (как цыганки), или просто фраза, сказанная как бы в никуда: «господин проживет десять дней». Вполне возможно, что при этом господин через десять дней отправится к праотцам, но мы, скорее всего не ошибемся, что такое воздействие к гипнозу имеет очень условное отношение.

Перейдем к восточному понятию терафим. Общая суть этого явления состоит в наслоении энергии можно сказать магнетизёра на какой-либо предмет. Явление интереснейшее и в наши дни встречающееся редко и не в полном виде. Может быть отнесено к народному творчеству и практически недоказуемо научно. Но механизм, нас интересующий, проявляется здесь намного четче: некая субстанция наслаивается на материальный предмет и не удаляется простым способом (немного о терафиме здесь)

Нам это явление известно через понятие талисман. Если признать, что талисманы производят какое-то воздействие на владельца, то, помимо эмоциональной настроенности на результат, можно предположить его заряженность энергией.

И, наконец, телекинез — совсем уж сказочное явление, в существовании которого никто не сомневается, но которое чудесным образом ускользает от научного исследования, что наводит нас на мысль о наиболее подходящем, хотя и опережающем свое время, примере, указывающем на материальность мысли.

Небольшой экскурс. В качестве свидетелей вызываются фильм «Сталкер» Андрея Тарковского, книга «Время искать» (сборник статей из журнала «Техника — молодежи»), документальный фильм «9 лет с экстрасенсами» и статья «Про гномиков или что такое информационная энтропия» из газеты «Светоград».

Все, смотревшие фильм почти инопланетного по уровню своего художественного восприятия мира режиссера Андрея Тарковского «Сталкер», помнят, как в конце картины Мартышка двигает и сбрасывает со стола стакан с водой своим грустным и задумчивым взглядом. Художественный прием? Или неизбежный вывод?

Фрагмент из интервью с академиком Виктором Глушковым (область кибернетки и вычислительной техники). Год неизвестен (прим. середина 70-х — середина 80-х).

Цитата:

«- А имеет ли биополе какое-нибудь отношение, скажем, к телекинезу, телепатии?..

— Еще раз хочу подчеркнуть, что я лично не знаю наверняка, существуют подобные явления или нет. Правда, мне доводилось не раз слышать от весьма уважаемых исследователей, что все это наблюдается в действительности.

Я склонен им верить. Но сам экспериментов в этом направлении не проводил. И потому просто поделюсь своими соображениями по поводу того, что может происходить в таких случаях. Предположим, некий человек умудряется каким-то образом в силу особенностей нервной системы согласованно «подавать» электромагнитные волны, «вырабатываемые» его телом, на клетки своего организма, отчего все они начинают излучать одновременно. Кроме того, он «умеет» настроить их и на прием необходимой волновой информации извне.

Начнем с телекинеза. Индивид передвигает легкие предметы, не прикасаясь к ним. Для этого ему необходимо сфокусировать излучение на поверхности предмета или около него. Здесь не следует проводить аналогий с давлением света или электромагнитных волн, потому что даже очень большой концентрации энергии света явно недостаточно для перемещения хотя бы кусочка бумаги… Тут вступает в действие какой-то иной эффект. Допустим, аномальный локальный нагрев. Ведь в точках, где сфокусировано излучение руки, могут наблюдаться аномальные температуры в десятки тысяч градусов! Правда, поскольку сами точки не сосредоточены. А разбросаны по площади, хотя и малой, то термометр, приложенный к этому месту, покажет усредненную величину…

В точках нагрева молекулы воздуха приобретут большие скорости, будут ударяться о предмет и толкать его. Можно создать такие точки с другой стороны предмета, но для этого он должен быть прозрачным для излучения. В таком случае предмет будет двигаться на человека, а не от него. Вот такое объяснение я бы дал телекинезу. Возможно также объяснение сфазированного акустического воздействия.

Наконец, можно предположить, что сама нервная система, мозг человека тоже представляют собой совокупность осциляторов, но уже не электронного уровня, а клеточного… То есть каждая клетка способна зарядиться и разрядиться. А результатом этого процесса являются нервные импульсы. Они сопровождаются электромагнитным излучением в пространстве. Однако уже не в инфракрасном диапазоне, а на радиочастотах.

Энцефалография позволяет улавливать некоторые общие мозговые ритмы. Клеточные излучения беспорядочно накладываются друг на друга, энцефалограф регистрирует то, что получается при таком наложении. Предположим, что в силу особых свойств нервной системы индивид способен сфазировать излучение клеток своего мозга, фокусируя их на клетки мозга другого человека, вызывая у него определенную реакцию. Вот вам и телепатия…»

Смелую и даже дерзкую работу съемочной группы студии «Киевнаучфильм» и ряда ученых «9 лет с экстрасенсами» просто смотрим (на torrents.ru) и сами делаем выводы. В нашем случае особое внимание обратим на работу Нинель Кулагиной.

И, наконец, фрагмент из статьи «О гномиках…».

«Что ж такое — явление телекинез? Это воздействие психики, или воли человека на видимый предмет. А нам преподавали в школе, что материя, с точки зрения философии, первична, сознание — вторично. Но в данном случае выходит — сознание первично?.. «Этого быть не может! — так рассуждал Геннадий Николаевич (Дульнев, академик РАЕН, профессор). — Тогда давайте ставить опыты».

…Пригласили Нинель Сергеевну (Кулагину, экстрасенс), и она все свои «фокусы» показала уже в лаборатории. Ученые отказывались верить глазам, стали строить всевозможные гипотезы. Возможно, «виновато» статическое электричество — неоднородное электростатическое поле способно сдвинуть предмет. И стали пробовать — поставили предмет в полуметре и предложили Кулагиной сдвинуть его… Сдвинула!

…Применили «цлиндр Фарадея» (хорошо заземленная сетка, внутрь нее помещается предмет). Внутри сетки Фарадея нет электрического поля, и по всем правилам физики пробиться туда и сдвинуть предмет невозможно… Кулагина стала воздействовать на объект, и он свалился… Дальнейшая серия опытов показала, что это — не электростатическое поле, не магнитное поле и не температурные поля тоже…

Продолжили опыты. Тогда и произошел один забавный случай, неожданно убедительно доказавший силу воздействия мысли. Ученые взяли стальную трубу, она была внешне надежно заизолирована от температурных и механических воздействий. Ее к тому же хорошо заземлили… Установили внутри два промышленных датчика, один измерял тепловой поток, другой — электрический. Потом пригласили экстрасенса и предложили «пробиться» сквозь эти экраны и воздействовать на датчики. Оператор стал пробовать — ничего не выходит (а они перед опытом показали ему, как работают датчики. Сначала небольшим магнитом поводили около стрелки одного прибора, и она запрыгала. К другому поднесли горящую спичку, и его стрелка тоже стала дергаться…). И вот в какой-то момент стрелки обоих приборов бешенно запрыгали. Ученые спрашивают оператора: что сделал? Тот отвечает: представил себя маленьким гномиком, зажег спичку и залез в прибор, который измеряет тепловой поток. А потом таким же гномом с крошечным магнитиком в руках «слазил» в другой прибор.

Так экспериментаторы открыли, как воздействует мысль, точнее, мыслеобраз на предмет, когда он полностью экранирован…»

Думаю, тут можно без комментариев. Скептики — не поверят, а для остальных — продолжим о мыслеобразах. Что у нас формирует мыслеобразы? Правильно. Воображение. Вот об этом и будем размышлять дальше. До встречи!