Е. Егорова "Воображение — инструмент Бога. Необходимая тренировка"

Итак, мы с вами предприняли попытку утверждения, что воображение может служить неким аналогом тонкого зрения, которое даст нам возможность ориентироваться в незримой и непознанной области мысли. Мы поняли, что развив воображение хотя бы до уровня нашего физического зрения, мы сможем пользоваться им, как приманкой для того, чтобы выловить некоторые подсказки в пространстве, где (как утверждают китайцы и не только они) живут образы.

Почему мы сравнили воображение именно со зрением? Конечно, точнее будет сравнить его со всем комплексом наших регистрирующих реальность чувств, потому что в мире мыслей нам недостаточно будет просто увидеть объект — нам нужно будет узнать его во всей совокупности характеристик, чтобы почерпнуть от него нужную нам информацию. А для этого мы должны «увидеть» всю эту совокупность. Но для простоты мы будем пользоваться понятием «видеть».

Отчасти, магнитным свойством обладает и наше физическое зрение, но это свойство не попало в поле зрения и одобрения наших ученых, а осталось предметом изучения у мистиков и метафизиков. Г.И. Гурджиев подробно разбирает эту особенность зрения, называя ее «отождествлением» и считает, что мы видим предмет только тогда, когда он притянул или притянулся к нашему зрению и мы узнали его, отождествив его с собой (идентифицировав). Это могло бы объяснить с одной стороны феномен того, что мы часто не замечаем ( а на самом деле не фиксируем в сознании) стоящий рядом предмет (даже когда ищем его), а с другой стороны способность некоторых людей становиться невидимыми для других (не отсвечивающими в их сознании).

Нам с вами это интересно потому, что это качество «зрения» еще ярче проявляется в мысленном пространстве, куда мы с вами собираемся заглянуть, попутно репетируя наше переселение туда после Перехода Великих Границ. Я подчеркиваю это сейчас затем, чтобы перевести наше размышление на более высокий уровень целесообразности.

«…Человек может бесконечно облегчать себе вход в Тонкий Мир. Велика радость, если можно войти, как в дружеский дом, найти тех, к кому стремился, и вздохнуть облегченно о конце еще одного земного пути. Но такое состояние будет следствием сознательного воображения…» «ЖЭ».

Нам нетерпится перейти к практическим занятиям? Но философское обоснование даст нам силы тогда, когда пройдет легкий эмоциональный интерес. Если мы недостаточно почувствуем необходимость развития этой способности — мы срежемся на первом же этапе.

Давайте посмотрим, что у нас уже есть, а что необходимо тренировать. Общее воображение, то есть способность представить себе знакомый предмет, явление, процесс, или даже придумать (что, кстати, значительно труднее сделать) — это для нас не новость. Но если мы будем честными и попробуем перенести ту степень четкости, с которой мы воображаем себе что-либо, на экран — мы увидим очень плохое кино. Все будет размыто, мерцающе, перетекающее одно в другое, с отсутствующими фрагментами и приблизительными параметрами. Слава Богу, что нам не надо управлять мысленно, например, машиной (если я не ошибаюсь, ведутся разработки!). А то получится как в той притче, когда человек мыслью построил дворец, но когда входил — нечаянно представил себе нападающего тигра, который тут же появился, напал и съел оператора (мысленного эксперимента, пользуясь современной терминологией).

Таким магнитом мы привлечем совсем не то, что нам будет интересно. Не уходя далеко, просто в виде побочной реплики, скажем, что именно благодаря такой картинке (в комплексе со многими другими факторами) мы имеем современное искусство, архитектуру, телевидение и многое другое, что базируется на переводе продукта воображения на массовый (теперь еще и коммерческий) уровень. Таким воображением, рассматриваемым с точки зрения материальности мысли, мы засорили не только зримое пространство вокруг нас, но и незримые области, которые ввиду своей плотности и низким частотам проявляют свойства грубых энтропийных систем. Влияет ли это на нас — этот вопрос не входит в рамки данного размышления. Здесь мы можем сказать, что наше упорствование в теоретическом непризнании материальности эмоций и мысли (задерживающее дальнейшее изучение) отчасти объясняется нашим интуитивным страхом и нежеланием понять, а потом и увидеть то, во что мы превратили окружающее нас многослойное пространство.

«…Простите мою несправедливую резкость. Вы не можете выйти из ноосферы Ян-Ях. Все предрассудки, стереотипы и присущий человеку

консерватизм мышления властвуют над высшим человеком в государстве. Мысли, думы, мечты, идеи, образы накапливаются в человечестве и незримо присутствуют с нами, воздействуя тысячелетия на ряд поколений. Наряду со светлыми образами учителей, творцов красоты, рыцарей короля Артура или русских богатырей были созданы темной фантазией демоны-убийцы, сатанинские женщины и садисты. Существуя в виде закрепившихся клише, мысленных форм в ноосфере, они могли создавать не только галлюцинации, но порождать и реальные результаты, воздействуя через психику на поведение людей. Очистка ноосферы от лжи, садизма, маниакально-злобных идей стоила огромных трудов человечеству Земли…»

Так пишет от имени человечества будущего в своем романе «Час Быка» писатель И.А. Ефремов.

Итак, мы поняли то, что у нас есть. Теперь рассмотрим то, что мы можем и должны тренировать. Все мы знаем, что поймать нужную волну может только исправный радиоприемник, у которого есть функция настройки, то есть четкой фиксации определенной частоты. То же самое происходит с телевизионным приемом. Четкая картинка появляется только тогда, когда мы, упрощенно говоря, настраиваемся на нужную длину волны. Можем ли мы добиться такой же четкой картинки в нашем воображении и нужно ли это делать?

Если мысль есть просто «одиночное действие ума», тогда это совершенно необязательно. Достаточно понять, что мы хотим себе представить, и наш ум вполне способен будет дорисовать детали в процессе написания романа, песни, картины; словами можно объяснить все, что ты хочешь выразить, а ум воспринимающего доделает окончательную работу по собиранию смысловой картинки. Но если мысль есть материя (энергия), и думая, мы создаем некий реально существующий в пространстве (пусть даже в очень тонкой, невещественной, форме материи — что-то вроде незримого огня или тумана) мыслеобраз — тогда мы сразу приводим в действие три возможных уровня прохождения данного процесса.

Первый уровень — простые пространственные образования, созданные быстро и ненадолго, и выполняющие задачу передать информацию собеседнику, читателю наших стихов, слушателю наших песен, студентам, товарищам по партии, телезрителям и так далее. Нужен ли здесь четко промысленный образ? Желателен. Чтобы было меньше разночтений в его усвоении, а соответственно и в решении той задачи, для которой он был создан. Но размытый образ тоже выполнит задачу и, во всяком случае, не будет опасен в случае своего искажения. В число создающих и потребляющих продукцию первого уровня входит практически весь наш современный мир со своей повседневной социальной, профессиональной, политической, технической и культурной деятельностью.

Второй уровень: создание мыслеобраза как магнитной приманки, на которую человек вылавливает нужную ему информацию не в мутном потоке недооформленных субъективных образов первого уровня, а в пространстве объективных прообразов, являющихся продуктом деятельности Вселенной. Также ко второму уровню относится способность человека мысленно путешествовать в различных, недоступных обычным способам, пространствах и способность воздействовать с помощью мысли на объекты и явления нашего мира. Представителями второго уровня являются все выдающиеся деятели культуры, религий и других высокоорганизованных видов деятельности человечества, а также все, кто находятся на пути к такому способу проживания жизни.

Третий уровень — это создание самих прообразов, то есть космическое творчество, о котором мы будем говорить значительно позже.

Ну и теперь приступим к описанию практических методов.

«Урусвати знает, что отдых заключается в смене труда. Но среди различных трудов не забудем и мыслительную работу, которая развивает воображение. Мы не отказываемся от постоянных мыслительных упражнений. Поверхностный наблюдатель иногда может подумать, что Мы находимся во сне, когда посреди труда Мы закрываем глаза и посылаем мысль побродить в царстве воображения. Эти мгновения имеют великое значение, образы воображения станут реальными. Мы не можем судить, когда произойдет эта реализация, но она будет и поможет человечеству.

Не думайте, что такая мыслительная работа принадлежит лишь особым существам. Каждый может учиться воображать, но и здесь нужно соблюсти важное условие. Хорошо, если человек может прекрасно воображать, но если он будет порождать безобразия, то неисчислимый вред получится. Потому нужно прекрасно мыслить. Природа дает к тому отличные образы, но если кто-то не умеет созерцать природу, пусть он углубится в художественные произведения, в них творцы выразили синтез своих наблюдений…» «ЖЭ».

Здесь мы видим сразу несколько акцентов: мыслительная работа как вид труда по развитию воображения; создание образов, которые сыграют свою положительную роль в будущем; прекрасное мышление как обязанность, защищающая от засорения пространства; тренировка или формирование прекрасного мышления через созерцание природы и художественных образов.

Ну и что же здесь нового, не сказанного тысячи раз на протяжении многих столетий, спросите вы? Только одно: мотивация. В данных размышлениях мы с вами все время опираемся на опыт величайших практиков (о «Живой Этике» как практическом учебнике, данном Теми, для кого изложенное является повседневной практикой и собственным опытом — в другой статье). А значит из разряда общефилософских и моральных сентенций эти советы переходят в разряд повседневных упражнений, результат которых может быть осознан и обсуждаем только при погружении в данный процесс. И любой человек, который скажет: мне это все прекрасно известно, и это не работает — будет говорить неправду.

Очень скоро мы покажем, что значит в данном случае «прекрасно известно». Именно с этой целью мы взялись рассматривать не первый уровень, где всем все «прекрасно известно» и практически ничего не работает, а второй — где к этому процессу подходят сознательно и добросовестно.

Очень важно помнить, что и здесь, как в любой творческой области, соблюдается закон свободы выбора формы прохождения процесса воспитания воображения: непосредственно и опосредованно. Человек выбирает форму согласно своему характеру, способностям и задачам. Если он больше тяготеет к дисциплине и упорядоченности, и склонен к выполнению простроенной модели — он занимается развитием воображения непосредственно через упражнения, которые он потом пробует на жизненных ситуациях и снова закрепляет упражнениями. Если же человек больше склонен к творческому виду проживания жизни — ему больше подойдет опосредованный путь естественного развития воображения через погружение в искусство, религию, науку. Неизбежным в обоих случаях будет только искренность и постоянство того, что ты делаешь. Без этих факторов человек автоматически относит себя к первому уровню.

Поможет ли здесь допущение материальной природы мысли? Отчасти да. Хотя до какого-то этапа это будет не обязательно. Этот вопрос, скорее всего встанет остро в момент перехода к мысленным путешествиям, которые будут невозможны и непродуктивны в режиме фантазирования. Там уже понадобится уверенность в истинности процесса для формирования правильного отношения и реагирования на происходящее.

По собственному опыту могу сказать, что период упражнений по тренировке воображения вполне возможен, если вам просто интересно испытать свои силы в формировании своей судьбы. Здесь все скорее всего происходит в виде игры, в которой у вас не все хорошо получается, но с вас и не очень серьезный спрос, а также ваша неопытность безопасна, потому что настоящей опасности вы пока не видите (здесь это почти равнозначно тому, что ее нет).

Даже в Тонком Мире, куда мы с вами, по предположению, отправляемся по окончанию земного пути, поначалу требования не очень высокие. Человек находится под особым покровительством до тех пор, пока он не освоится, примерно так, как это происходит с эмигрантом, которого обучают языку, дают ему посильную работу на начальном этапе и помогают привыкнуть к специфике новой для него страны. Но всем понятно, насколько комфортнее и продуктивнее чувствует себя человек, который заранее приготовился к этому переезду.

«…Так в мире мысли обычно надеваем наши прошлые одежды. У людей, не сохранивших памяти о прошлом, часто возникает в Тонком Мире затруднение. Они помнят отдельные части одеяний разных эпох, и потому получается самое разнообразное смешение. Они чувствуют необходимость немедленно создать себе одеяние, но недисциплинированное воображение представляет лишь какие-то обрывки одеяний. Видя на окружающих различные одеяния, вновь пришедшие начинают спешно блуждать мыслями, и каждый удар мысли приносит им неожиданный предмет.

То же случается и с мысленными постройками, и, в конце концов, приходится уничтожить целые безобразные нагромождения. Недаром советуем в жизни напрягать мысль и понять чувство гармонии. Положительно каждое духовное накопление пригодится в Тонком Мире. Мы любим одеяния простые, не мешающие труду. Лучше, если в жизни каждый будет устанавливать наиболее удобное одеяние, оно пригодится ему в Тонком Мире…» «ЖЭ».

Продолжение следует…