«И тогда с нами заговорил Космос…»

И тогда с нами заговорил Космос...

Философский телескоп.

Часть 1. Вездесущее взаимодействие.

(Беседа была прочитана на Родительских Чтениях в Вятке в феврале 2013 года).

«Пусть все складывается целесообразно. Для этого знакомьте детей от раннего возраста с величием Мироздания. Микроскоп и телескоп пусть будут показаны малышам. Еще лучше, если их поведут в обсерваторию, такое зрелище врежется навсегда и даст особое направление мысли. Не нужно опасаться, что дети не поймут показанное. Они не только признают когда-то виденное, но получат радость… Кроме того, знакомство с телескопом должно начаться раньше школьного возраста. Нельзя не дать малышам самых величественных наблюдений. Конечно, когда мы видим состояние многих деревень, то совет о телескопе представляется утопией. Но нужно начинать все-таки на Общее Благо…» «Надземное».

Я начну с необычного вопроса: как вы считаете, что в нашей повседневной жизни, в формировании нашего мышления и в воспитании наших детей играет бо́льшую роль — микроскоп или телескоп? То есть, что будет полезнее в наше сложное время, приблизиться к проблеме и рассмотреть все возможные варианты ее решения или отойти от нее и посмотреть широко, в рамках глобальной мировой системы? Ответ на этот вопрос дает нам соотношение, подобное тому, которое мы видим между двумя основными режимами мировосприятия — анализом и синтезом, детализацией и обобщением. Какой из этих методов вы считаете более результативным для познания мира, для воспитания и самосовершенствования? Ответ разделится на три этапа. Первым мы назовем микроскоп как дающий нам более важные прикладные сведения о нашей жизни, то есть, рассматривая близко все, что с нами происходит, мы лучше видим, что нам необходимо делать. Поэтому психология, социология, педагогика, медицина и пр. интересуют нас больше, чем философия, астрономия, квантовая механика и мифология. Потом мы вспомним, что иногда нужно отдыхать, смотреть на звезды, рассматривать общие закономерности, сравнивать, изучать, и мы обратимся к телескопу и методу обобщения. Но уже очень скоро мы поймем, что важны оба метода и их правильное сочетание. От того, насколько правильно и вовремя в нашей жизни чередуются и сочетаются микроскоп с телескопом, зависит наше понимание мира вокруг нас.

Размышляя дальше, мы понимаем, что все самое важное в этом мире лежит в области взаимоотношений. Важны не сами предметы, а их взаимодействие в нашей жизни и в нашем сознании. То же самое можно сказать и про людей, область взаимодействия которых есть этика. Но интересно, что то же самое можно сказать и про частицы. Все в этом материальном мире держится не самими частицами, а их взаимодействием, которое мы тоже можем назвать своеобразной этикой. Вот стол, почему он твердый? Потому что его частицы определенным образом взаимодействуют между собой. Только у них там все правила опираются на космические законы, в отличие, например, от этики людей, где мы вольны вытворять все, что угодно, и составленный из нас стол явно не будет таким прочным и практичным.
[hl-full]Мы знаем, что взаимодействие частиц есть научная категория. Но не только частиц. Почему, например, стол стоит и не падает, и почему мы можем на его столешницу что-то положить или опереться? Потому что правильно взаимодействуют между собой части стола. И так далее. [/hl-full]Но причем здесь микроскоп и телескоп? Конечно, правильнее было бы сравнивать не с этими приборами, потому что они по сути своей есть одно и то же, только микроскоп смотрит в один Космос — микро, а телескоп — в другой, то есть макро. И оба они как бы приближают рассматриваемое явление. А нас скорей интересуют два метода изучения явления: индуктивный и дедуктивный, то есть, от частного к общему, когда, изучая детали, то есть сначала делая шаг к приближению, мы выводим закономерности, и от общего к частному, когда мы, исходя из общего представления, то есть, сначала делая шаг назад, наблюдаем за деталями. Для наглядности мы попытаемся предоставить себе, как в нашей жизни используются эти оба метода. Давайте подумаем, когда мы должны сделать шаг к явлению, а когда от него?

Когда мы слишком абстрактно мыслим и теоретизируем по поводу какого-то явления, рассматривая его в контексте глобальных процессов, мы теряем четкость и восприимчивость по отношению к внутренним процессам, к мельчайшим деталям и связям между ними. Так, глядя из Космоса на нашу Землю, мы можем на мгновение забыть, что на ней обитает человечество и видеть ее как прекрасный, плывущий в космическом пространстве шар, покрытый красивыми линиями, изгибами и цветными узорами. Но вот мы приближаем наш взгляд, чтобы разглядеть детали, и мы видим людей, их семьи, их путешествия, их ссоры и даже войны, видим разрушения и новые построения. Так мы приближаем и фокусируем наш фотоаппарат для макросъемки, чтобы снять во всех немыслимых по красоте деталях цветок. Но за красотой деталей мы видим размытый и нечеткий фон леса. И долго разглядывая узор цветка, мы забываем, что чуть поодаль, по тропе недавно проходил медведь, чьи следы мы тоже только что рассматривали. И тогда мы снова делаем шаг назад и смотрим вдаль… Вот примерно такой, очень простой и всем понятный метод сочетания двух ракурсов, двух способов познания реальности.

«Знание бывает обобщающее и расчленяющее. Одни ученые начинают с первых шагов познавания прилежать к первому виду, но другие не могут выйти за пределы расчленения. Рано или поздно и они должны будут обратиться к методу обобщения. Нужно полюбить такой порядок мысли. В нем заключается творчество. Расчленение будет подготовительным путем к тому же завершению. Полезно уметь понять различие этих двух путей. Именно теперь много прилежных ученых, которые довольствуются вторым методом. Но мало поможет он, когда каждое познание является синтезом многих отраслей науки. Требуется большая подвижность ума, чтобы мочь найти сравнение и подтверждение из самой непредвиденной области науки. Умение сочетать необходимые показания уже доказывает высокую степень сознания. Уже много было потеряно из-за ненужных подразделений. Даже замечалась какая-то враждебность отдельных областей науки между собою. Но разве гуманитарные и прикладные науки не являются ветвями того же древа Истины?» «Братство», п. 215

Но что нам делать, если мы хотим разобраться не в красоте природы и даже не в тайнах мироздания, а в человеческих взаимоотношениях, самой сложной и прекрасной области жизни на Земле? В нашей повседневности мы смотрим на нее в микроскоп, более того, мы сами сидим в этом микроскопе и участвуем во всех процессах которые хотим понять. Мы пользуемся преимуществом практики, мы знаем все, что называется, из первых рук, мы чувствуем кожей все, что происходит с нами и вокруг нас. Но что-то неуловимое ускользает от нашего понимания, какая-то общая картина происходящего, какие-то закономерности закономерностей, которые передают как по цепочке свои влияния друг другу и меняют картину, не давая нам опомниться. Что нам делать в этом случае? А что делать человеку, который рассматривает под большим увеличением стол, досконально разобравшись в составе его древесины, пропитывающих и скрепляющих материалов и пр., но от усердия в детализации напрочь забыв, а как он вообще выглядит, этот стол и для чего он нужен?! Конечно, оторваться от микроскопа и сделать шаг в сторону.

Точно так же мы должны сделать шаг в сторону от человечества, только уже космический шаг, который мы можем сделать только мыслью, и посмотреть на нас самих в телескоп. Но не в обычный, астрономический телескоп, а как бы в телескоп процессов и взаимоотношений, в телескоп этики и энергий. Что мы увидим? Плотные конфигурации взаимоотношений и взаимодействия. То есть, мы увидим явления и процессы как плотно взаимодействующие объекты. Так мы видим формы галактик, которые при ближайшем рассмотрении не дадут нам понять ни форму, ни размеры, ни состав. Глядя на наши взаимодействия издалека, мы увидим такие же галактики, узоры, всплески и взрывы, хаос мятущихся энергий и симфонии согласованных действий.

«Не события звучат, но сопровождающие их напряжения мысли. Они могут проистекать из земного источника, но могут следовать из Тонкого Мира. Субстанция мысли везде одна, она представляет связующую мощь между мирами…» «Надземное», п. 224

Приборов, которые дали бы нам такую картину, еще нет даже в мечтах ученых, но естественный прибор, который может справиться с этой задачей и который дан нам всем в пользование эволюцией — есть. Это наша мысль, а точнее — наше воображение, основанное на знании и интуиции. Обязательно на знании и интуиции. Для объективности.

«Урусвати знает о видоизменениях небосклона. Даже на протяжении одной земной жизни можно узнавать о разных явлениях, непонятных с земной точки зрения. Даже при ограниченных телескопах можно убедиться, какая сложная жизнь происходит в Беспредельности.
Люди пытаются увеличить размеры телескопов, но такие увеличения ничтожны в сравнении с астрономическими размерами. Необходимо, чтобы наряду с телескопическими наблюдениями происходило и ясновидение. Таким путем можно обращать внимание на такие движения, которые могут ускользать при телескопических наблюдениях.
Могут спросить – как совместить астрологию с неожиданными движениями на небосклоне? Действительно, если астрология основана на химизме светил, то каждое небесное тело влияет на Землю. Так оно и есть. Опытный астролог должен допустить особые воздействия, которые происходят от разных положений небесных тел. Таким образом, нужно сочетать астрологию с телескопами и ясновидением. Так нужно поступать и во всех отраслях знания.
Часто ученые вносят элемент интуиции. Она может быть навеяна извне или зародиться в глубине сознания. Но в обоих случаях нужно прислушиваться к интуиции, ибо где может быть граница ее с ясновидением? Невозможно ограничивать мышление лишь механическим образом действия. Даже при обычном телескопическом наблюдении нужно помнить, что глаза человека работают весьма различно. Можно утверждать, что каждый день человек видит неодинаково.
Мы можем наблюдать небосклон лишь при соблюдении трех условий. Нужно и в учебниках уже приучать молодых к сложности процесса познавания. Не правы преподаватели, которые начинают с ограничения.
Мыслитель давно заботился о расширении путей мышления. Явление стеснения противно философии». «Надземное», п. 296

Да, наша мысль и наше воображение должны быть тренированы. Как и мышцы, они только до какой-то степени обеспечены естественным развитием. И если мы хотим пользоваться ими в полной мере, в полную силу их потенциала, мы должны специально заниматься их развитием. Обычно этот тезис вызывает мгновенную реакцию протеста, читая в этом утверждении обязательный перевес интеллекта над сердцем. Это только лишнее волнение, потому что это не так. Разумная забота о своем физическом развитии через спорт, пластику, путешествия и пр. никогда не приравнивается к оголтелому и отупляющему культуризму. А специальное занятие музыкой, живописью, философией, медициной и т.д. никак не грозит нам однобоким и оторванным от жизни развитием. Насколько целесообразней будет развитие инструмента, с помощью которого мы осознаем самих себя и мир вокруг нас со всей его и нашей сложностью 24 часа в сутки!

«Человеческое сознание можно устремить к управлению неуправимыми и бессознательными мыслями. Но дать слишком много, когда столько нарождающих хаос мышлений, трудно. Развитие чувствознания поможет человечеству. Когда чувствознание подскажет, где хаос и где Беспредельность, когда чувствознание различит явление космическое от произвольного, тогда человечество будет держателем ключа знания. Наука предусмотрела телескоп, Мы это ценим, но телескоп чувствознания проникает в Беспредельность. Вашему телескопу нужны затраты, утруждения, но, являя чуткость Нашего аппарата, проникаете всюду.
Управление бессознательными мыслями дает понятие измерения Беспредельности. Неограничен поток мысли! Истинно, Говорю, неограниченны возможности, идущие от струй Светил! Светила в невидимых и видимых сферах сражаются за утверждение Истины…» «Беспредельность».

Искусство мышления принадлежит к обязательным для освоения искусствам. И без этого освоения мы не можем даже мечтать приблизиться к космическому мышлению, эпоха которого наступила и разворачивается перед нашими глазами не менее ярко, чем все проблемы, которые мы стремимся разрешить.

Кстати, о проблемах. Все мои уверения в необходимости тренировки мышления не будут иметь ни малейшего отклика в сознании человека, если только он уже сам не пришел к такой необходимости. Но есть нечто, что способно подвигнуть любого человека к этим, на первый взгляд отвлеченным от повседневной жизни, усилиям. И это нечто лежит в области решения насущных проблем. Для осуществления любого сложного действия, а тем более для введения его в каждодневность, в ритм, в постоянство, человеку необходима достаточная мотивация. [hl-full]И вот я прошу вас сказать мне, что может явиться достаточной мотивацией для введения в жизнь каждого дня занятий по расширению сознания или искусству мышления? Скажу сразу: простого интереса будет недостаточно, особенно, когда вся инерция нашей жизни обрушится на вас своей обнаженной правотой. Как говорится, против лома нет приема, звезды звездами, но нужно идти зарабатывать деньги. И замечательной божественной лирики типа «человек должен стремиться к совершенствованию» тоже не хватит, когда вас задавят обстоятельства и сумерки безжалостного мира плотной материи. Нужна более веская причина, во всяком случае, для нашего дневного сознания. Причем, эта причина очень проста… Вы можете взять этот вопрос для самостоятельного размышления.[/hl-full]

Так вот. Вернемся к нашей мысли. Обращаясь к тренированному воображению, подкрепленному знанием и интуицией, мы можем увидеть причины многих процессов в нашей жизни, можем найти аналогичные процессы в других областях и понять сложные моменты и ускользающие связи явлений. Например, с помощью воображения мы можем представить себе, что Космос, частью которого является человечество (что, к счастью, уже теперь не отрицается), зависит от сознательной и хаотической деятельности человека не менее, чем человек зависит от космических процессов. То есть, представить вот это взаимодействие, этику нашего общения с Космосом и общения Космоса с нами. Ну, как мы общаемся с Космосом, представить несложно. Вся история нашей космонавтики развивалась, можно сказать, у нас на глазах. А вот как Космос общается с нами? Именно об этом следующая история…

Часть 2. Поиск Внеземного Разума: космическая дипломатия.

(Беседа была прочитана в Вятке, в студии здоровья «Древо жизни» 19 января 2013 года).

«И если через оболочку вещей каждого дня
вам удастся рассмотреть вершины Космоса —
какой новый, чудесный, неисчерпаемый аспект
примет мир для освобожденного глаза».
Н.К. Рерих

Эта тема находится в рамках большого цикла или даже направления в моих исследованиях эволюции сознания, которую я для себя называю «Школа космического мышления». Сегодня я дам только ее общий ознакомительный аспект. И я предлагаю вам на два часа погрузится в гипотетическое представление о том, что вы рассматриваете решение поступить в эту школу и знакомитесь с ее целями, задачами и методами, чтобы принять окончательное решение. Если по окончании беседы и после ее рефлексии вы не примете для себя решения о том, что вам это интересно и необходимо, в любом случае, время не будет потрачено зря, потому что вы обязательно узнаете нечто новое для себя. А новое всегда полезно и находит свою ячейку в нашем сознании.

В качестве настойки на тему я предлагаю вам послушать (почитать) фрагмент пролога к книге Л.В. Шапошниковой «Земное творчество космической эволюции», который может служить красивым научным и поэтическим вступлением к моему рассказу. И еще несколько вопросов для настройки, можно сказать вопросы-камертоны. Можно даже не отвечать вслух, достаточно, чтобы ваша мысль сейчас коснулась этих вопросов.

  • Задавались ли вы когда-нибудь серьезно или мимолетно такими вопросами: А как произошел этот мир и зачем? Как появилась жизнь, разум, и кто такой человек? Каков смысл жизни?
  • Если задавались, то легко ли вы находили на них ответы? И на каком языке вы искали эти ответы? На научном, философском, художественном, поэтическом или житейском?
  • Играет ли какую-нибудь роль в вашей жизни возможность или невозможность найти ответы на эти вопросы?
  • Можем ли мы сказать, что мысль человека сейчас устремилась в Космос, и если да, то в каких формах происходит это устремление?

А теперь я перечислю три ключевых эволюционных момента, которые ученые хорошо знают, но до конца объяснить пока не могут:

Можно также сказать, что это есть три качественных момента в эволюции нашего мира: появление самого мира таким, как он есть; появление жизни и появление разума или сознания.

Интересное прочтение этих моментов мы находим в письме Махатмы К.Х. Хьюму конца 19 века:

«Космическая энергия есть нечто вечное и непрерывное; материя неразрушима, и это подтверждают научные факты. Усомнитесь в них — и вы невежда; отрицайте их — и вы опасный безумец, фанатик; сошлитесь на усовершенствование теорий — и вы наглый шарлатан. Но даже эти научные факты никогда не давали обществу экспериментаторов никакого доказательства того, что Природа сознательно предпочитает, чтобы материя была более неразрушимой в органических, а не в неорганических формах, и что Природа медленно и непрерывно работает, стремясь к своей цели — к возникновению сознательной жизни из инертного вещества…»

Также, мы находим в книге «У порога Нового Мира» неожиданный ракурс рассмотрения таких понятий как жизнь, движение, электричество, материя и энергия.

«Материя в конечном итоге анализа является электричеством. Электричество есть фаза энергии или вид движения. Древний Мыслитель Греции Фалес называл Электричество «Душой Вселенной», ибо оно сообщало движение всему Сущему. Эта «Душа» пронизывает всю Материю, если только не является ею, по своей природе находится всегда в движении. Она самодвижуща. Движение есть его основная сущность…»
«Мы знаем следствия того, что мы называем электричеством, так же, как мы знаем феномены, связанные с живой протоплазмой (живое вещество? — H.R.), не зная, что есть жизнь. Возможно, что жизнь и электричество являются различными аспектами той же самой вещи…»

Исследователи космизма ожидают от человека выхода за рамки так называемого «дурного дарвинизма», в особенности по-отношению к зарождению живой клетки:

«Борьбу с естественным, не слишком благоприятным ходом развития материи в космических масштабах должен возглавить человек, вооруженный научными знаниями. Сами законы природы дают возможность создавать новые сочетания природных сил. Вмешательство разумной воли так увеличит количество стройности, что положительные эволюционные процессы возьмут верх над тем, что можно назвать «дурным дарвинизмом» — случайным подбором химических элементов в течение миллиардов лет при образовании первых живых клеток; трудным выживанием сложных органических форм в окружающей среде; борьбой за существование…» Из статьи В.И. Алексеевой «Космизм о мире, человеке и обществе». Глава о Н.А. Умове.

Справедливости ради нужно вспомнить три замечательных высказывания Чарльза Дарвина, которых достаточно для того, чтобы понять, что мы очень слабо знаем суть его эволюционного учения.

«Я никогда не был атеистом в смысле отрицания существования Творца».

«В первую клетку жизнь должна была быть вдохнута Творцом».

«Мир покоится на закономерностях и в своих проявлениях представляется, как продукт разума — это указание на его Творца».

И еще одну весьма интересную отсылку к цефализации мы находим в древнегреческой мифологии:

«Согласно некоторым древнегреческим мифам, Прометею вызвался помогать в создании людей его бестолковый брат Эпиметей. Вначале он вылепил из глины животных и потратил на них все средства защиты от врагов (большие зубы, длинные когти, быстрые ноги, тонкое чутье, орлиное зрение и т.д.), не оставив ничего для человека, именно поэтому люди получились слабыми и беззащитными…» Из книги В.С. Гусева «Инопланетные цивилизации в истории человечества».

Возвращаясь к перечисленным трем качественным моментам в эволюции нашей Вселенной, можно сказать, что их достаточно для того, чтобы выстроить полную картину мироздания и ответить на большинство ключевых вопросов. Но мысль наша для этого должна быть смелой, свободной и неограниченной никакими рамками. Такие качества наша мысль приобрела не сразу, для этого человечество прошло несколько этапов развития нашего мышления: назову их, чтобы нам стал понятен путь к тому моменту, когда мы смогли осознать себя космическими существами и ускорение процесса эволюции сознания.

  • Мифологическое или мистериальное мышление (много тысячелетий)
  • Религиозное мышление (два тысячелетия)
  • Научное мышление (несколько веков)
  • Космическое или синтетическое мышление (сейчас)

Мы с вами живем в момент перехода от научного к космическому мышлению. Этот переход длится очень долго, но нам посчастливилось жить в такое время, когда этот переход можно наблюдать, если так можно сказать, из первых рядов зрителей и участников. Именно сейчас человек стал осознавать себя частью этого огромного живого Мирового Океана, и не просто частью, а участником, даже сотворцом процессов, происходящих в этом Океане. Он стал осознавать себя субъектом эволюции, который может участвовать в ней осознанно и влиять на ее ход. И в тот момент, когда человек осознал себя субъектом эволюции, с нами заговорил Космос. Он обратился к человеку как к сотруднику, который зависит от Космоса и от которого зависит сам Космос. Он предложил человеку диалог. Прорыв этого процесса в наш мир произошел на рубеже 19-20 веков. Это не было явлением Гласа с Небес, это происходило естественным путем, через сознание человека, но только через те сознания, которые оказались готовы к этому диалогу. Как это происходило, я покажу вам на примере нескольких исторических деятелей того времени. Я покажу вам мою Галерею Героев

Но прежде чем я расскажу коротко о некоторых представителях космизма, я зачитаю вам два удивительных документа, в которых вы хорошо почувствуете то новое, что появилось в пространстве сознания человека в те времена. Это не только новая информация, которой с нами поделился Космос, но и зарождение нового способа восприятия этой информации. Причем речь пойдет совсем не о святых и отшельниках, владевших этим способом давно. Речь пойдет о двух выдающихся ученых 19 и 20 веков, о двух представителях самого материалистического фронта науки — естественнонаучного. Фрагменты из книги Л.В. Шапошниковой «Вселенная Мастера» о Н.И. Пирогове  и о В.И. Вернадском.

Также фрагмент энергетической картины Вселенной, данной А.Л. Чижевским.

Важный метод познания мира дал нам один из самых блестящих мечтателей-реалистов — К.Э. Циолковский. Вот несколько его высказываний о мысли человека и ее возможностях.

Рассказ о самих Героях Духовной революции здесь приведен не будет, о них можно почитать, пройдя по рекомендованным в конце ссылкам. Но некоторые акценты здесь, в тезисах, должны быть даны обязательно. Если рассматривать этот период как контакт с тем самым искомым ВР — Внеземным Разумом (который мы так усердно ищем только в космо-технологическом аспекте) — то здесь важно акцентировать три момента. Чем отличаются все Герои, вступившие в той или иной форме в контакт с Космосом от индивидуальных или даже групповых контактеров, которых мы знаем великое множество? Я бы назвала это подобным отличию официальной дипломатии, налаживающей связи с дружественной страной (человечеством) от частных контактов с частными лицами этой страны. Здесь мы увидим большую разницу в масштабе, мотивации, целях, средствах и пр. И очень важно помнить про риск излишней субъективности воспринимаемой информации в случае частной дипломатии. Это первый момент. Второй момент находится внутри уже так называемой официальной области контакта. Здесь мы должны понять, чем отличается восприятие космической информации и ее трансляция, например, ученых, религиозных деятелей и представителей художественного метода. Мы видим, что они как бы имеют дело с разными ведомствами Космоса, с его разными аспектами. Некоторые представители этого процесса смогли в себе до какой-то степени синтезировать разные области, но о полном синтезе речь не может идти ни в одном случае, кроме группы философов и трансляторов, которой являются Е.П. Блаватская, Рерихи и Л.В. Шапошникова. И вот здесь возникает третий, самый важный, вопрос: чем отличается эта группа трансляторов от всех перечисленных нами Героев? Прямым контактом, — не задумываясь всегда отвечает кто-нибудь из слушателей подобных бесед. И это совершенно верно. Если все ученые, религиозные деятели, социологи, музыканты, художники, о которых шла речь, воспринимали Космос через свое сознание и транслировали все-таки не прямую космическую речь, а свою интерпретацию услышанного, то вышеуказанная группа транслировала именно, если так можно сказать, Голос Космоса, Голос Безмолвия, даже, я бы сказала, Волю Космоса. Почему? Потому что они являлись прямыми представителями и сознательными сотрудниками Одухотворенного Космоса, который мы знаем как Иерархию Света или Духовных Учителей. Ни один из потрясающих в своей чуткости и открытости к Голосу Космоса Герой из нашей Галереи, прекрасно ощущая в той или иной степени наличие этой Высшей Силы, Высшего Разума во Вселенной, не дерзнул найти Их непосредственно и вступить с Ними в равный, осознанный контакт. А Е.П. Блаватская это сделала, дав возможность Рерихам и Л.В. Шапошниковой продолжить это сотрудничество.

«…мы в долгу перед ней за нечто гораздо более значительное, нежели удвоение чашек. Благодаря ей наиболее образованные и трезвомыслящие мужчины и женщины нашего поколения смогли поверить, — притом поверить настолько, чтобы не бояться насмешек и презреть преследования, — что в невидимом мире, окружающем нас, существуют разумы, чьи познания истины намного превосходят наши собственные, и что, более того, человеку по силам общаться с этими скрытыми и молчаливыми разумами и учиться у них Божественным тайнам Времени и Вечности…Вот это действительно великое достижение, и именно над ним заранее можно было бы посмеяться как над чем-то невозможным. И все же она сотворила это чудо…» (Review of reviews, Лондон, 1891)

Поэтому можно говорить о том, что реальное установление связи с Космосом, открытие этой двери для сотрудничества принадлежит группе учеников в миру, официальных представителей Духовных Учителей на нашей Земле. И сделать это они смогли только потому, что поняли одну наиважнейшую вещь: если Одухотворенный Космос вездесущ и пронизывает все мироздание, значит одной гранью Он должен быть представлен и в нашем плотном мире. А если это так, то с Ним можно установить связь и сотрудничество.

«Мыслитель призывал учеников усматривать воздействия Надземные во всех проявлениях жизни. Именно Надземное не есть только сфера, но и состояние сознания…» «Надземное».

«Шамбала — необходимое место, где духовный мир сочетается с материальным…» «Озарение».

«Для Земли всё должно свершиться на земном плане. В этом главная причина бытия Братства здесь. Потому по Земле надо дойти до Нас, открыть Нас, как руду серебряную, лучшую под корою Земли…» «Озарение»

Одна только мысль о том, что лично я смогу стать сознательным сотрудником Высших Сил Космоса, поднимает уровень моего духа и самоосознания на новую высоту. Я как бы делаю свою заявку в пространство, после которой, если она не была минутным состоянием аффекта, безусловно, последуют испытания меня на прочность решения и на саму возможность сотрудничества. Если даже я не смогу выйти на прямой контакт с Космосом (не будем забывать сектор официальной дипломатии!), то эти испытания дадут мне небывалые возможности понять себя и увидеть все слабые звенья моей цепи, подлежащие укреплению. И вот здесь я хочу дать еще один важный, на мой взгляд, акцент. Мы все хорошо знаем, что эволюцию творит меньшинство. Сейчас, в век системного мышления, мы знаем, что так ведут себя любые системы в нашем мире. Для изменения общих свойств системы совершенно не обязательно, чтобы все составляющие ее приобрели эти новые свойства. Только какой-то процент изменившегося состава уже дает изменение всей системе. Что здесь важно для нас? Понять, входим ли мы в то самое необходимое меньшинство людей, на которых отрабатываются новые эволюционные свойства. Как это определить? По постоянству возвращения к этой мысли, по невозможности отойти от проверки себя не в личном плане, а на возможность служения Общему Благу, на альтруизм своих основных действий, на мотивацию всей своей линии жизни. Если мне устойчиво кажется, что от меня что-то зависит в эволюции человечества, а может быть и всего Космоса, значит я вероятнее всего вхожу в это меньшинство. Но честь это или ответственность, каждый решает сам. Мы не можем не понимать, что если меньшинство определяет уровень и темп эволюции человечества, то это должно быть особенное меньшинство. И качество его должно быть качеством высшей пробы.

«Урусвати знает, как негодуют многие, когда говорим о постоянных испытаниях. Старое речение, что весь мир на испытании, принимается как метафора, не имеющая применения. Явление испытания представляется как бы скучным наказанием. Пусть люди заменят слово «испытание» пробным камнем. Каждый знает, как необходим такой камень при многих опытах. Казалось бы, люди легко могут приводить сравнения из научной жизни, прилагая к своим психическим переживаниям. Но при первом необычном явлении люди впадают в ссоры и не думают, что происходит полезное упражнение сил накопленных. Так, говорится, что некоторые Учителя допускали трудные положения, чтобы человек мог проверять свою находчивость и умел найти лучший выход. У Нас уявляют все внимание на людские переживания, только на этом можно уяснить, насколько разумно прилагается познание. Считаю, что эволюция совершается малым меньшинством. Не удивляйтесь, что такое же отношение существует между проявленным и хаосом. Тем не менее космическая эволюция неустанно совершается. Так и среди человечества нужно видеть, что лишь меньшинство готово принять переустройство жизни, но переустройство все же совершается. Так можно сказать, что лишь немногие готовы следовать путем эволюции, но их ясное сознание дает достаточную энергию. Мыслитель говорил: «Пусть останутся лишь немногие, ибо не в количестве суть». «Надземное».

_______________

Статьи Л.В. Шапошниковой о космистах можно найти в электронной библиотеке сайта МЦР.

__________________

Статьи по схожей тематике:

«Школа космического мышления».

«Меньшинство или большинство определяет эволюцию человечества?»

«Искусство как метод расширения сознания»