Е. Егорова "Прогрессорство"

Как я уже писала в предыдущей статье, термин прогрессорство введен в художественный оборот братьями Стругацкими. Этому явлению посвящено немало исследований, которые в достаточной мере представлены в интернете (Википедия). Есть разные варианты прочтения данного термина, а также существуют разные вариации на эту тему. Меня будет интересовать прогрессорство как ответственное и осознанное вмешательство более высоко организованной системы в развитие менее развитой или отстающей в своем развитии системы с учетом эволюционных и общественных законов. Возможно, в дальнейшем мы рассмотрим этот вопрос с точки зрения синергетики.

«…Сама структурированность Мироздания, известные науке строгие закономерности в эволюции космического вещества, законы, по которым организуется это вещество в пространстве и согласно которым происходит движение тел, осуществляются фундаментальные взаимодействия в природе, — все это не позволяет рассматривать развитие Вселенной, ее материи как случайное или хаотическое. А если оно закономерно и упорядочено, то едва ли мертвая материя может выступать началом всей этой сложнейшей организованности. Очевидно также и следующее: чтобы из хаоса возник порядок (на любом уровне), необходим соответствующий энергетический импульс со стороны более высокоорганизованной структуры. Согласно выводам синергетики, для прохождения процесса самоорганизации в любой среде важно наличие энергетического воздействия из окружающего мира от более высоких самоорганизующихся систем». Из статьи В.Г. Соколова «Живая Этика и новая парадигма культуры». Журнал «Культура и время» № 1-2008.

А сейчас мне хочется поразмышлять о том, насколько закономерно высшее вмешательство или лучше сказать помощь и чем это можно объяснить с точки зрения простого взгляда на жизнь.

Должен ли старший помогать младшему, сильный слабому, лучший худшему, высший низшему и т.д.? На первый взгляд вопрос кажется простым, как любой вопрос морального плана. Да, конечно, должен помогать. Даже если мы вспомним о том, как часто человек отказывается от помощи и, более того, негодует по поводу вмешательства — мы все равно решим этот вопрос в пользу необходимости помогать. Но если мы попробуем детально рассмотреть проблему того, как часто помощь оборачивается помехой, препятствием или даже бедой из-за разницы в понимании того, что именно сейчас хорошо для данного человека — мы увидим что так называемое добро, которое хочет оказать помогающий, понятие очень относительное. И если весь мир будет доказывать человеку, что это для него сейчас хорошо, необходимо и правильно, даже спасительно, но сам человек этого не признает, не поймет или не почувствует — добро не подействует или принесет вред.

Здесь, конечно, очень тонкая грань между желанием не навредить или попыткой понять человека и потаканием его слабости, которую он защищает. Одно из моих размышлений на эту тему, предложенное моей аудитории, называется «Умение делать добро». Мы долго дискутировали, но так и не пришли к окончательному выводу. На каждом шагу подводные камни: понять протест человека, не настоять, пожалеть его — и дать ему катиться вниз, в пропасть; не согласиться с ним и добиться выполнения необходимого — и вызвать неизбежный протест и еще худшую реакцию с закреплением того, что нужно искоренить; объяснить, убедить и добиться выполнения, но тем самым притушить странный огонек, который как-то горел при ошибках и мог быть переориентирован, но теперь все делается правильно, но не покидает ощущение пустоты и бессмысленности; отучить человека от дурной привычки, тем самым высвободив у него несвойственную ему гипертрофию определенной области и новые отрицательные процессы в жизни и т.д.

Все это я перечисляю для того, чтобы мы в наших размышлениях поняли абсолютную необходимость учитывать закономерности протекания тех или иных процессов, в которые мы хотим вмешаться с благими целями. А для такого учета необходимо иметь высокий уровень знаний, интуиции, анализа и сердечности, поскольку речь идет об области нравственной, затрагивающей субъективные чувства человека.

Сколько должно пройти времени, событий, испытаний, ударов судьбы, ошибок и попыток их исправить, прежде чем человек скажет себе: все в этом мире происходит по своим законам; что-то я могу изменить, а что-то не могу. Если то, что я не могу изменить, приносит мне боль — я должен попробовать просто сказать себе: «Сейчас я думаю, что это плохо, и это плохо. Но если я скажу себе, что это хорошо — возможно это будет хорошо. Я буду исходить из другого условия и планировать другие действия, а значит смогу исправить ситуацию. Говоря же себе, что это плохо, я не имею шансов исправить положение, потому что все мои действия исходят из отрицательного условия». Это хорошо проиллюстрировано в одной притче. «Однажды у человека убежала лошадь. Как плохо, сказали люди. Как знать, сказал человек. На следующий день лошадь вернулась и привела целый табун. Как хорошо, сказали люди. Как знать, сказал человек. На следующий день его сын пошел пасти лошадей, упал и сломал ногу. Как плохо, сказали люди. Как знать, сказал человек. На следующий день в село пришли солдаты и забрали всех сыновей в армию, кроме того, что сломал ногу…»

И вот когда человек в состоянии будет посмотреть на все, что происходит в его жизни не как на плохое или хорошее, а как на условие проявления того или иного поворота его судьбы — можно говорить о том, что он готов принять помощь и понять ее. До этого момента он, скорее всего, настоящую помощь оценить не сможет. Это не дает оснований для того, чтобы перестать пытаться помочь. Есть метод объяснения и убеждения. Есть, наверно, какая-то степень хитрости при честной мотивации и уверенности, что правильно понял необходимость данного вида помощи для человека. Но, если все это не срабатывает, на помощь, к сожалению, приходит сама жизнь со всем арсеналом методов. Тогда уже нужно суметь включиться в создавшуюся ситуацию и, как говорится, обернуть ее во благо или хотя бы использовать ее для убеждения.

Здесь есть множество нюансов и моментов для дискуссии. Есть опасность не отличить плохой характер от психического заболевания, принять за проявление свободной воли тяжелую и оправдываемую зависимость, не различить призыв о помощи за гордым отказом, поверить в вынужденную от страха или непонимания ложь и многое другое. Но главное — это понять, что прежде чем помогать, нужно разобраться в ситуации того, кому ты хочешь помочь и, что особенно важно, в своих мотивах. Чтобы не получилось, как в смешной и грустной поговорке: догнать и причинить добро…

На высокой ступени помощи в силу вступает необходимость учитывать цепочку причинно-следственных связей, исторических закономерностей, целесобразности процессов с учетом плана эволюции и многих процессов взаимодействия энергий, о которых мы не можем даже догадываться. Когда мы старше и мудрее, мы по другому расцениваем события, происходящие с нами или с нашими близкими. Мы знаем, что боль всегда притупляет лишнее рвение, а унижение часто заставляет пересмотреть отношение к себе. Мы знаем, что каждый удар судьбы помимо разрушений, которых можно и нужно было бы избежать, приносит необходимость увеличения силы, выносливости, желания что-то понять, чтобы в дальнейшем этого избежать, то есть рождает определенный вид силы или энергии, который невозможно сгенерировать ни простым желанием, ни пониманием необходимости, ни тренировками. Это закон природы. Скорее всего он имеет свое научное обоснование. Но нам приходится очень долго и трудно открывать его для себя, пытаться поверить, что это так, а не иначе, заслуживать того, чтобы он из теории стал нашей собственностью. Как долго мы станем защищать от этих ударов наших близких, видя, как они слабеют с каждым отведенным от них уроком и как повторяют и усугубляют свои ошибки после того, как мы грудью встали на их защиту, отвели от них боль и последствия их действий? Сможем ли мы понять, где проходит грань между необходимой дозой испытаний и ответа за свои проступки и настоящей болью, беззащитностью и одиночеством, от которого можно и нужно защищать не только близких, но и очень далеких людей?

«У человека есть два Учителя — радость и страдание. Если рычаг радости иссяк — колесо устремления двинет педаль страдания. Но радость сегодняшнего дня может быть горем дня завтрашнего, а горе сегодняшнего дня — радостью дня завтрашнего» Н. Уранов «Размышляя над Беспредельностью».

Как много здесь вопросов и как необходимо их поскорей разрешить для себя, чтобы помочь людям, помочь себе…

Итак, ненарушение законов, и в первую очередь закона свободной воли — это то условие, в которое попадает любой, принявший решение кому-либо помочь. Не составляют здесь исключение и Представители высших ступеней эволюционной лестницы. Яркий пример абсолютного ненарушения законов при максимальном воздействии на земную эволюцию (здесь историю) являет собой Христос, который каждым своим шагом проявил единственно возможные формулы действий в этом сугубо обусловленном мире. Так же, в разных масштабах и формах, действуют в истории все, кого мы знаем под грифом Духовные Учителя человечества, которые по сути, как я уже говорила, являются прогрессорами, а если точнее — ответственными за выполнение эволюционного плана. Могут ли Они не вмешиваться в ход истории Земли? Ответ на этот вопрос и прост и сложен одновременно. Когда мы смотрим на наших близких, мы говорим: Господи, помоги нам защитить их от бед и ударов! Когда мы смотрим на улицу или в телевизор, мы вместе с ученым Будахом из романа Стругацких «Трудно быть богом» говорим: тогда сотри нас с лица Земли Господи, и сотвори обновленными…

К счастью для нас, пока наше сознание недостаточно окрепло, мы не можем до конца разобраться, происходит Высшее вмешательство в нашу жизнь или нет. Если бы мы сейчас могли заглянуть в Великую Лабораторию Вселенной, скорее всего мы мгновенно сошли бы с ума, так как все, что там происходит, должно нам казаться несправедливым и холодным. Но заглянуть туда мы сможем только тогда, когда уже будем в состоянии мыслить космически и понимать, что то, что мы часто принимаем за нарушение нашей свободной воли (катаклизмы, катастрофы, революции и пр.) является или нарушением совершенно несвободной, управляемой и недоброй воли, или чаще всего есть как раз порождение именно нашей свободной воли.

Один из тончайших примеров запечатления Высшей Помощи, даже вернее будет сказать Высшего Руководства нашей эволюцией являет притча о Матери Мира из сборника «Криптограммы Востока».

«Матерь Мира скрывает Имя Свое. Матерь Мира закрывает Лик Свой.

Матерь, общая Владыкам, не символ, но Великое явление Женского Начала, представляющего духовную Матерь Христа и Будды. Та, Которая учила и рукоположила Их на подвиг.

С давних пор Матерь посылает на подвиг. По истории человечества Ее Рука проводит неразрывную нить.

При Синае голос Ее звучал. Образ Кали был принимаем, основа Изиды, Истар.

После Атлантиды, когда Люцифер нанес удар культу Духа, Матерь Мира начала новую нить.

После Атлантиды Матерь Мира сокрыла Лик Свой и запретила произносить Имя, пока не пробьет час Светил».

От этого Высокого примера через Духовных Воспитателей человечества и воспитателей и учителей нашей повседневности к самому грубому вмешательству цивилизованных варваров в жизнь диких детей природы можно провести шкалу градаций понятия прогрессорства. Сюда же, скорее всего, могут попасть и родители, так или иначе вмешивающиеся в жизнь своих детей, и государство, идеологически и юридически опекающее своих граждан и даже Бог, воздействующий на нас самим Божественным Планом, лежащим в основе мира.

Так что понятие не такое уж фантастическое, а просто заигравшее всеми гранями, проявленное писателями. Стругацкие талантливо встроили это явление в канву своих произведений, вращая и рассматривая его грани, развивая и преобразуя его в увлекательнейшие коллизии. Но мы пока обратимся только к ефремовскому взгляду на прогрессорство, как базовому нравственному вопросу: быть или не быть, вмешиваться или не вмешиваться?

«- Опять перед нами, как тысячи раз прежде, стоит все тот же вопрос: вмешательства — невмешательства в процессы развития, или, как говорили прежде, судьбу отдельных людей, народов, планет. Преступны навязанные силой готовые рецепты, но не менее преступно хладнокровное наблюдение над страданиями миллонов живых существ, животных ли, людей ли. Фанатик или одержимый собственным величием психопат без колебания и совести вмешивается во все. В индивидуальные судьбы, в исторические пути народов, убивая направо и налево во имя своей идеи, которая в огромном большинстве случаев оказывается порождением недалекого ума и больной воли параноика. Наш мир торжествующего коммунизма очень давно покончил со страхами от психических ошибок и невежества власти. Естественно, каждому из нас хочется помочь тем, которые еще страдают. Но как не поскользнуться на применении древних способов борьбы — силы, обмана, тайны? (Не похоже ли это на три силы, с помощью которых возможно управлять человечеством по мнению Великого Инквизитора: чудо, тайна и авторитет? H.R.) Разве не очевидно, что применяя их, мы становимся на один уровень с теми, от кого хотим спасать? А находясь на том же уровне, какое право имеем мы судить, ибо теряем знание?…

— Разве можно полностью отвергать вмешательство, если с детских лет — и во всей социальной жизни — общество ведет людей по пути дисциплины и самоусовершенствования? Без этого не будет человека. Шаг выше, к народу — совершенствование его социальной жизни, а затем и совокупности народов, целой страны или планеты. Что же такое ступени к социализму и коммунизму, как не вмешательство знания в организацию человеческих отношений?

— Да, это так, но если оно создается изнутри, а не извне. Здесь же мы чужие, пришельцы из совсем другого мира…»

И. Ефремов «Час Быка».

Весь роман пронизан размышлениями на эту тему, и мы обязательно всмотримся, какие методы Ефремов принимает, а какие отвергает. Но это будет нашим отдельным исследованием. А здесь мы поставим точку и примем за рабочую гипотезу о правомочности высшего вмешательства в развитие истории человечества. Но пусть нам будет интересно в этом разобраться.

Продолжение следует…