"Звезда брошена в сердце России…"


Н.К. Рерих «Звезда героя» 1932 год.
 
21 мая 1960 года ушел из жизни, покинул земной план, прошел через йогическое преображение, ушел в махасамадхи, был отозван в свой дальнейший путь Юрий Николаевич Рерих. Не хочется говорить — умер, и невозможно сказать — упокоился, потому что ни то, ни другое совершенно не соответствует жизни, характеру, мировоззрению и духу прекрасного ученого, путешественика, полиглота, аскета, мыслителя, героя, стратега, духовного воина-монаха, «самого родственного из Рерихов», мужественного и незаменимого соратника своего Отца, нежного спутника и рыцаря своей Матери, которого не могли уничтожить ни пуля, ни жесточайший мороз, ни «темные силы», ни нечеловеческий объем труда — но уничтожили, сами того не ведая, обычные люди, за право принести Знание и Крастоту которым он заплатил жизнью.


«Когда взойдет Новая Звезда, время тебе ехать в Россию. Но торопись — у тебя будет неполных три года…» Говорила ли мать своему сыну эти слова перед своим уходом — мы никогда не узнаем точно. Но то, что в 1957 году на небе Индии появилась прекрасная «космическая гостья», и невозможное для старших Рерихов разрешение вернуться в Россию, было получено Юрием Николаевичем от самого Хрущева — это исторический факт. И то, что ушел он через неполных три года после возвращения на Родину, после возвращения целой коллекции картин отца, организации серии выставок по разным городам России, воспитания целой плеяды прекрасных востоковедов в институте востоковедения, после возобновления издательства серии «Библиотека буддика», огромного количества лекций, рассказывающих о его великих родителях и их трудах для Родины, после налаживания связей с буддийскими общинами, после встречи с огромным числом последователей Рерихов — ушел неожиданно, непостижимо для тех, кто только увидел выход и направление своего духовного труда, ушел, не отметив своего 58-летия — это исторический факт.

 Правда ли то, что сын, зайдя украдкой в комнату отца, который беседовал с Высоким Ламой, успел угасающим неокрепшим сознанием ребенка увидеть уходящего сквозь стену комнаты Незнакомца? Правда ли то, что на вопрос-вызов одной маловерной дамы на выставке картин отца «Существуют ли Махатмы?» Юрий Николаевич спокойно ответил: «Да, я Их видел»? Действительно ли он знал восемь европейских языков и двадцать два восточных языка и наречия? А на принципиальное освоение нового языка у него уходило пять дней с последующим накоплением словарного запаса? Поверим лы мы в то, что ламы Тибета открывали перед Рерихами недоступные даже для восточных искателей хранилища после беседы со старшим Рерихом и пораженные безукоризненным лингвистическим и духовным переводом невероятных знаний отца Юрием Николаевичем?

Действительно ли в нем, абсолютно мирном и по-военному организованном аскете, который в детстве из тысяч игрушечных солдатиков выстраивал красивые и профессиональные военные партии, никогда не употреблял мяса, вина и табака, спал всегда только на походной постели, остался одиноким, не позволив себе обременить возможную семью своим сложнейшим ритмом жизни, и вместе с отцом сохранил жизнь всем основным участникам беспрецедентной по уровню задач и маршруту Транс-Гималайской экспедиции в одном из самых опасных регионов мира — действительно ли в нем текла духовная кровь Тамерлана?

Факты чередуются с легендами и чудесами — но в 1932 году Николай Рерих, действительно, написал картину «Звезда героя», которую посвятил Юрию и на которой стремительно неслась по небу огромная комета…

«Звезда брошена в сердце России…» Так сказал кто-то на выставке картин Н.К. Рериха, которую организовал Юрий Рерих. Относились ли эти слова к самому Юрию Николаевичу или к тем сгусткам духовного, нездешнего Света, которые проглядывали сквозь картины его отца — мы тоже не знаем. Но эта Новая Звезда до сих пор прожигает наши сердца, не давая погрузиться в Майю земного блаженства и спасая нас от фатального равнодушия.

Есть такая космическая ступень духовного служения, ступень Бодхисаттвы — Невидимо Видимый. Сколько Имен мы можем подставить сейчас в эту великую формулу духа! И в этом ряду имя Юрия Николаевича Рериха занимает одно из достойнейших мест. Ом Рам!