В.Г. Буданов «Синергетика и образование» (текст доклада)

В.Г. Буданов, физик-теоретик, философ, кандидат физ.-мат. наук, доктор философских наук, ведущий научный сотрудник Института философии РАН.

Выступление на II Ефремовских Чтениях-фестивале.

Москва, 18 апреля 2010 года.

Синергетические концепции предполагают описание эволюционных процессов и, вообще-то говоря, новую онтологию этих процессов в том числе. А поскольку образование — то все же речь идет о не совсем даже биологических и социальных …., а о духовном развитии человека в том числе. Поэтому и онтология здесь несколько другая, она, точнее, должна быть дополнена. Я позволю себе ее коротко предъявить: предстваим себе, что вы получаете из дальней экспедиции какое-то существо или не существо, не знаю, что — и вам надо его исследовать. Вот лежит нечто на столе — сначала вы делаете некое описание без контакта, без того, чтобы тревожить его, и мы говорим о соматической компоненте. Вы можете даже его какими-нибудь излучениями просканировать. Затем начинаете смотреть реакции, прикасаться. У вас возникает, соответственно, образ, насколько он интенсивно это делает, то есть энергия, и насколько он запоминает тип реакции. То есть, возникает образ энергетический, если угодно реактивный, или эмоциональный — можно это и так назвать — и, соответственно рефлексы. Затем вы начинаете обнаруживать, что он вырабатывает эти рефлексы — у него возникают условные рефлексы — это алгоритмический уровень, логика, — сейчас пока мы идем в створе: наука об искусственном интеллекте, чисто позитивное знание. Но потом вы вдруг можете обнаружить, что это существо проснулось, и оно начинает создавать такие ситуации, такие реакции, которые не были стимулированы вами. То есть возникает порождение ценной информации. Вот генерация ценной информации не лежит в сфере алгоритмических конструктов. Это вещи, которые предполагают некую надсистемность: вот он — система, но когда вы посмотрите современные модели рождения ценной информации, то это обязательно прохождение неустойчивых состояний, выборов. Выборы — это размыкание системы. Система выходит как бы в надсистему, и… точка бифуркации, как угодно, или информационное воздействие — никакой мистики тут нет, это любое воздействие, слабенькое, которое просто дает вам интенцию, разрешение этого неустойчивого состояния.

Уже на уровне интуитивном, то есть творчества, система не автономна. Это следствие синергетической картины мира, это проблема современного искусственного интеллекта — что они там делают: у них нет возможности подключиться к окружающему миру — они туда ставят генератор случайных чисел, там … шумы — и этот нейрокомпьютер начинает дурить, у него начинаются галлюцинации — и хорошо, вот это творчество. Потом можно, конечно, отобрать, но это отдельный разговор.

Ну и, наконец, следующий момент. Для этого не надо даже… Если это живое существо — у каждого есть домашнее животное — вы вдруг обнаруживаете, что у вас есть контакт с этим существом, кошкой, собакой, который понимается вами и вашим меньшим другом без слов. Это мы наблюдаем и в работе психотерапевта — это называется эмпатия: для того, чтобы понять и чтобы воздействовать на пациента, ты должен как бы вжиться в него. Правда, потом самого психотерапевта лечить надо часто… Что это такое? Это еще один, следующий уровень, которого нет в искусственном интеллекте и естественно не было — это когеренция, когерентное состояние.

Есть ли за этим какая-то модель сегодня? Я имею ввиду физическая? Есть. Когерентные состояния — Александр Дмитриевич Панов тут у нас недавно выступал в институте философии по метаметодологии и эволюции методологической в связи с квантовой технологией в современной науке — там довольно много было разговора об этом: есть механизм, который сначала предъявлялся в науке как контраргумент против квантовой физики — это парадокс Эйнштейна-Подольского-Розена. Бор ответил на это, что это не парадокс, что так и будет когда-то. И через пятьдесят лет, в 80-е годы, эксперименты подтвердили, что это наблюдается. То есть, квантовая реальность отличается от классической тем, что вы, вообще-то говоря, можете не знать, более того, вы принципиально не знаете, более того, это онтологическое незнание — то есть, невозможно знать, в каком состоянии находится квантовый объект. И знание об объекте рождается вместе с актом измерения.

Так вот, если у вас был объект, состоящий условно из двух частей и обладающей некоей волновой функцией, затем в силу разлета частиц (они разошлись в разные части Галактики) вам не дано знать — никто этого не знает, и сам объект этого не знает — в каком он состоянии, но в момент измерения вы фиксируете эти состояния, вы их создаете — слово «создаете» важно. Вот в силу того, что есть закон сохранения — энергии, импульса, заряда… — противоположная его компонента мгновенно, без идеи передачи информации со скоростью света, получает, соответственно, дополнительные квантовые числа, так, как будто там синхронно было прозведено измерение. Вот это есть когерентное состояние или макро-квантовая корреляция. Таким образом, это тоже некоторая гипотетическая вещь, что живые системы, живые существа (пока о жизни речь идет) и мыслящие существа могут обладать вот этим когерентным состоянием. И тогда, когда вы редуцируете что-то в одной компоненте — в другой компоненте обязательно будет нечто происходить.

Это, если угодно, может быть и есть и искусственный интеллект, но искусственный интеллект следующего поколения, следующей генерации — квантовый компьютер, еще что-нибудь такое — да и вообще эти волновые функции достоверно не установлены. К чему я этот разговор завел — что начиная с уровня творчества и духовного уровня, а когеренция — это несомненно духовный уровень, потому что, скажем, чувство любви — это типичное когерентное состояние: вопрос в том, что вы любите — вы можете любить свой цветочек на окне, можете свою семью, а можете человечество и так далее — так вот, видовая когерентность, по видимому, предполагает, что у нас есть надорганизменный уровень, и когда мы говорим о революциях (вот здесь замечательные сейчас были кривые приведены А.Д. Пановым) — это такие антропологические переходы, вот один из них сейчас начался — вот, скажем, осевое время, когда рождались все мировые религии (не все, есть некоторые попозже — ислам), это время, когда в Китае учат Лао-Цзы и Конфуций, в Индии приходит Будда, в Иране проповедует Зороастр, время пророков в Израиле, Пифагор, первые мудрецы Греции, и вот то, чего не знал Карл Ясперс, который выдвинул эту концепцию в двадцатых — оказывается в это время в Месоамерике ольмеки рождают солнечный календарь (это не майя, конечно, все намного раньше), а потом куда-то исчезают. То есть, это не трансляция знаний, в различных и многообразных формах. Суть одна — любовь к ближнему или когеренция, и это не оружие. Ну не было одновременного перехода к железному веку, не было. Вот это надорганизменно-видовая программа развития человечества в целом. Поэтому когда мы говорим об удивлении перед тем, что есть некая заданность в развитии эволюции, и биологически и социально, и вот она вся как-то когерентна — мы здесь только временной брали аспект, а загадка в чем, что и пространственный есть, все одновременно как бы происходит — по всей видимости существуют вот эти механизмы…

Возвращаясь к образованию и синергетике, я хочу сказать, что когда мы рассказываем лекцию, урок или чему-то хотим научить, то без вот этой когеренции ничего не будет. Это пустые совершенно речи, чужие речи, это скука смертная среди учеников, поэтому… дело не в информации, а дело в том, насколько может произойти вот этот вот захват в зрении, и тогда происходит то удивительное, что на Востоке называлось ученичеством или учительством, когда присутствие мыслящего учителя — он может не говорить — уже являет собой некий обучающий процесс.

Почему так важны научные школы? Я первую половину жизни — физик-теоретик, Александр Дмитриевич (Панов) не даст мне соврать — когда присутствуешь, еще будучи аспирантом, при священодействии творческой лаборатории какого-нибудь настоящего хорошего ученого-физика, то получаешь намного больше, чем просто информацию. Это потом только осознается. То есть, ты учишься стилю, причем это вещь невербальная.

И вот синергетика, которую я называю даже скорей синергетическая антропология, она предполагает необходимость вот этих компонент. Сам Ефремов, конечно, обладал этим свойством, он был человек могучей такой личностной харизмы и интеллекта, и по видимому он заражал вот этим своим способом бытия, если угодно, а не только мышления. Просто в то время не было соответствующих онтологических понятий, так же как информация — это понятие появляется в середине двадцатого века, а до этого не было слова «информация», ну не было и не было, люди не использовали его, а говорили как-то иначе. Сейчас мы понимаем, что информационная революция — это не сейчас только. А информационная революция — это и радио и телевидение, информационная революция — это и печатный станок (не денег, конечно), информационная революция — это и письменность, и возникновение речи — то есть мы пятую переживаем. Так вот когда мы в произведениях Ефремова мы восхищаемся культом гармонии и красоты, то что это такое? Он говорит о человеке, который дело делает вдохновенно и красиво, или о красоте тела, или о красоте движений. Фактически, когда вы вот эти уровни, о которых мы сейчас поговорили, включая когерентность… когда вы, допустим, занимаемся просто физическим трудом — но, поскольку все эти функциональнае уровни взаимодействуют друг с другом — вы можете это делать эмоционально, можете рационально, а можете одухотворено. И тогда это творческий труд, вот эти интуитивно-когерентные уровни, они позволяют вам совершать какие-то действия высокого искусства. Принадлежат ли они человеку? Нет. Потому что это транс-персональный уровень. Поэтому не случайно в средние века авторства и не было. Была такая культура — нет авторства. Даже в научных работах. Потому что это не принадлежит человеку. А сегодня все приватизировано, рационализировано…